4/4

4. О личной жизни, бодимодификации и аутентичности

Nõid Alisa Ekspress Meedia fotostuudios Foto: Kristjan Järv


Ты упомянула, что у тебя есть любимый мужчина. То есть, отказ от близких отношений не входит в те аскезы, которые сопутствуют твоему образу жизни?

У меня вообще за всю жизнь было только двое мужчин, сейчас второй, а мне 27. Я не могу сказать, что отсутствие секса для меня это какая-то аскеза. Многие бабы вообще могут легко без него обходиться — ну и мужики после определенного возраста. Не пожрав, ты сдохнешь, а тут с тобой ничего не будет. Вот отказаться от еды — это да, тут у меня борьба идет не на жизнь, а на смерть.

Ну вот тем, у кого зависимость от секса, тому полезно сделать эту аскезу на какое-то время, но не значит, что навсегда. В этой жизни и так мало удовольствия, все время какой-то дискомфорт и выживание. Если тебе что-то доставляет удовольствие — нахр*на от этого-то еще избавляться! Любую аскезу важно попробовать, чтобы посмотреть, что в тебе происходит, проанализировать это, но не нужно мазохизмом заниматься. Это уже моральный БДСМ.

А что насчет родных?

Ты не должен быть привязан к мамке-папке-бабуле-дедуле. Ты осознаешь, что каждый из вас — это отдельная личность. Вы вообще по жизни можете быть очень разными, не сходиться ни характерами, ни интересами. Зачем друг друга насиловать и через не хочу общаться, если можно найти компанию по душе. Друзья — вот это очень важно.

Посмотрев твои социальные сети, складывается впечатление, что ты любишь бодимодификацию и альтернативную красоту. У тебя даже есть альбом с фото под названием ”Я не люблю естественность”.

Вообще, мне не нравятся как выглядят люди. Мне больше нравятся инопланетяне, как выглядят Чужой и Хищник. Их тела более функциональные. Да и многие животные выглядят намного красивее, грациознее и более слаженно, чем люди. Голый человек, скажем, немного нелеп.

Мне всегда больше нравились какие-то утрированные черты лица. Я только за, если человек доводит свои черты до какой-то карикатурной степени. Я люблю пластическую хирургию и так называемых жертв пластической хирургии. У меня пока пластических операций нет, но я хочу ”сделать” нос.

Судя по твоему внешнему виду, ты очень любишь татуировки? У тебя их достаточно много.

У меня их пять, но вот я даже не могу сказать, что люблю их. Когда я вижу татуировки на других, я их не рассматриваю, мне это не интересно. Я и свои-то татуировки не рассматриваю особо. Просто увидела классные рисунки и подумала, а почему бы не сделать? Все равно максимум 90 лет проносишь это тело, все равно трупом окажешься. Особого смысла они не несут.

В социальных сетях ты подписана на сообщество о серийных убийцах и маньяках. Что тебя в этом интересует?

Ну я не считаю, что это круто. Я вообще изучаю психиатрию и в частности криминальную психиатрию. Я вообще всех людей одинаково боюсь — от нормального человека до убийцы вообще один шаг, даже полшага. Каждого можно довести и поставить в такие условия, что он убьет. Со стороны кажется, что я подписана на сообщество про серийных убийц, а мне кажется, что я подписана на сообщество про жизнь, про людей, просто про ежедневные реалии.

Какие у тебя планы на будущее?

Их нет. Я особо не делаю длительных планов, думаю, что это глупо. Ну вот сейчас я пишу картины и планирую осенью сделать свою выставку.

Foto: Alisa Verde

В предыдущих интервью ты упоминала, что собираешься учиться на врача. Почему тебя интересует врачебное дело? Чтобы спасать жизни?

Вечный вопрос обо всем: о нашем устройстве, о Боге, изучение организма, химия, биохимия, как мы работаем — найти этот ключ, ответ. Ощущение, что вот он, в кишках где-то водится. Это наверное единственное, что меня интересует.

Желания спасать жизни абсолютно нет. Но я могу это делать. Именно поэтому такие люди становятся хорошими хирургами.

Почему же ты тогда не выбрала теологию?

Там у меня нету перспектив никаких. Кем я потом стану? В попы меня не возьмут, у меня *** нет. В хоре петь — нет спасибо. Мне нужны деньги, уважение, власть.

У тебя были какие-то проблемы с другими СМИ?

Вообще проблема была с Naisteleht. С одной теткой. Читаешь потом, что она написала, а там так все переиначено, что даже противно. Какое обо мне остается впечатление? Как будто только обнять-и-плакать. Я просто говорю — человек в счастье не нуждается. Как это пишется — ”Алиса посмотрела грустно на кружку с кофе, отвела глаза. Я заметила, что они начинают слезиться. Она сказал грустным голосом: ”Счастье? Я в счастье не нуждаюсь”. И тогда я поняла, что она очень чуткий человек, которого когда-то обидели очень сильно и глубоко”.

Раз ты профессионал, то делай свое дело нормально. Потом я узнаю от других, что о ней такие же отзывы. Но люди боятся сказать это в лицо, все ”подлизуны” и в тряпку молчат. А я скажу!

4/4