2. О депрессии, суициде, психбольнице и религии

Nõid Alisa Ekspress Meedia fotostuudios Foto: Kristjan Järv

Каково твое отношение к религии?

Я обожаю религию. Вообще я обожаю сектантов, общины всякие. Только они меня не любят — я даже в черном списке у Свидетелей Иеговы, они не хотят со мной общаться. Не знаю почему они ко мне не ходят. Я и к кришнаитам ходила. Еще люблю цыганскую роскошь православных храмов.

Я вообще хотела узнать, возможно ли за определенную сумму покрестить двоих котов. Детей у меня нету, и вот я решила узнать, как насчет котов, и какие цены. До одного батюшки не дозвонилась, второй подумал, что я стебусь. Я-то говорила все убедительно, что это не просто коты — это мои дети, и я очень боюсь, что с ними что-то случится. Хочу, чтобы мои коты были православными, Иисусом защищенными. Я готова купить кресты, купить святую воду с тазом. Третий послушал, и сказал, что можно организовать, но нужно позвонить главному и договориться.

Я так и не позвонила, надо вот будет позвонить. Но, думаю, после того, как ты это напишешь, они уже никаких котов мне крестить не согласятся. Один уже умер, тем более. Вот не покрестила — и умер!

Ну вообще, я сатанист. Но я очень лояльно отношусь к разным религиозным фетишам.

В предыдущих интервью ты говорила, что борешься с депрессией?

Не знаю, борюсь ли я с ней. Мне кажется, что депрессия — естественное состояние любого глубоко думающего человека, который абсолютно понял устройство этого мира. Он просто не может быть не в депрессии. Но антидепрессанты я принимаю, так легче справиться.

То есть, осознание устройства мира лишает человека счастья?

Ну, счастье дурака — это тоже не то, к чему бы я стремилась. Имбецил, наверное, счастлив по-своему, но я не хочу им быть. Вообще, я в счастье не нуждаюсь и не понимаю, почему его пропагандируют, как нечто необходимое. Я считаю, что можно шикарно жить без всякого счастья.

Это правда, что ты не раз попадала в психбольницу?

В ”дурке” я, к сожалению, регулярный пациент. Наверное, раз в год я туда попадала. Там ничего такого нет, скучно достаточно. Хотя смотря в какое отделение попадешь. Не могу сказать, что это какой-то экстраординарный опыт. Сейчас многие в ”дурке” лежат, да каждый второй в ней лежал!

Мне кажется, что все гениальные люди должны полежать в ”дурке” хоть раз.

Тебе ставили какие-то диагнозы? Ты с ними согласна?

Первый диагноз, который мне поставили, была просто глубокая депрессия. Последний — расстройство личности, то есть психопатия. Оправдан ли он, не знаю, да мне и не очень интересно. Главное, что не шизофрения.

У тебя еще на руках есть несколько шрамов…

Это была одна из предыдущих попыток самоубийства.

Связано ли это с инцидентом с программой ”Инсайт”? [журналисты ЭТВ+ обратились с выдуманной историей к экстрасенсам, среди которых была и Алиса, снимали ее на скрытую камеру, она не смогла распознать обман — прим. ред.]

Ой, да это уже столько ”обсасывалось”. Можно сорваться или сойти с ума из-за того, что в один прекрасный день чай получится недостаточно крепкий или сладкий. Все копится, копится, а потом раз — все. Наверное, это стало последней каплей.

Дело в том, что в тот момент я консультации и не давала. Только если человек очень сильно попросит, могла принять. Я тогда вообще поваром работала, в ”Битве” не снималась. Не знаю, как они на меня вышли, откуда-то взяли мой номер. Мне лень предпринимать что-то [против журналистов программы ”Инсайт”]. Ведь чтобы нагадить им, нужно долго и усердно что-то делать. Если же попадается случай им подгадить, я его, конечно же, не упущу.