Вопрос о Холокосте и репрессиях не закрыт

 (41)
Вопрос о Холокосте и репрессиях не закрыт
Delfi, Евгений Капов

Вместе с руководителем Израильского Центра Симона Визенталя Эфраимом Зуроффом в понедельник в Таллинн по приглашению медиа-клуба "Импрессум" приехал и сопредседатель Российского научно-просветительного центра "Холокост" Илья Альтман.

Альтман представил собравшимся в конференц-центре отеля "Олимпия" изданную под его редакцией в России книгу "Антисемитизм. Концептуальная ненависть. Эссе в память о Симоне Визентале".

Еще одним участником встречи стала студентка Института экономики и управления "ECOMEN" из Силламяэ Екатерина Замарина, победительница Международного конкурса ЮНЕСКО по теме Холокоста. На этот конкурс она представила свое исследование по двадцати нацистским концлагерям, находившимся в годы Второй Мировой войны на Северо-Востоке Эстонии, куда гитлеровцы свозили евреев со всей Европы. Эфраим Зурофф выразил девушке свою благодарность и подарил экземпляр книги, выпущенной в память о Симоне Визентале.

Эфраим Зурофф и Илья Альтман ответили на вопросы участников встречи. Корреспондент одного эстонского издания спросил, например, что будет делать Центр Визенталя и лично господин Зурофф после того, как вымрут все потенциальные нацистские преступники, которые уже одной ногой стоят в могиле. Эфраим Зурофф поблагодарил журналиста за озабоченность судьбой Центра Визенталя и заверил, что без работы он не останется.

После встречи сопредседатель Российского научно-просветительного центра "Холокост" Илья Альтман ответил на вопросы корреспондента портала Delfi.

- Ваше впечатление о встрече?

- Мне понравилось большое присутствие журналистов, заинтересованность зала, большое количество профессиональных вопросов. Для меня это было полезно, так как я получил представление о том, как в Эстонии сохраняется память о Холокосте. У меня создалось впечатление, что есть предмет для сотрудничества ученых и педагогов наших двух стран.

- На встрече господин Зурофф объяснил сам факт проведения в Эстонии сборов ветеранов войск SS, героизацию тех, кто воевал на стороне Гитлера стремлением получить своих героев. Неужели все так просто и банально? Не хотят ли власти, поощряющие такие мероприятия, просто отвлечь народ от провала в экономике, других проблем, связанных с благосостоянием народа, которые они сами же и создали?

- Не хочется так просто относиться к истории Второй Мировой войны. Процесс — если не героизации, то мифологизации своего прошлого — происходит. Это порождение того, когда к оценке исторических событий примешивается политика. В Эстонии, я понял, происходит разная оценка исторических событий разными представителями общества. Я сторонник того, чтобы историей занимались профессионалы, а не политики.

- А как вам нравится утверждение некоторых комментаторов в Эстонии, что господин Зурофф — "рука Кремля", что у него — "интересы в России"?

- Я вам скажу, что я давно сотрудничаю с такой организацией, как Центр Визенталя, и вижу господина Зуроффа второй раз в жизни, и ни разу не видел, когда он бывал в Москве. Так что с таким же успехом можно назвать "рукой Кремля" любого участника этой встречи. Можете так кого угодно называть, но я полностью согласен с господином Зуроффом, что ставить на одну доску жертв репрессий и Холокоста… Скажу по-другому: день 23 августа, чтобы поминать жертв сталинских репрессий, он абсолютно не применим для России. Потому что большинство жертв кровавого террора в России дали 37-й — начало 38-го года. Добавлю и то, что прозвучало сегодня на пресс-конференции: что некоторые политики Балтийских стран называют 23 августа началом Холокоста для стран Балтии. На самом же деле историческая правда заключается в том, что когда эти страны находились под советским контролем, СССР, защищая их до сентября 1941 года, позволил значительной части еврейского населения эвакуироваться. Так что эти события не имеют никакой связи. На Западе же этой темой спекулируют.

- Все-таки, по-вашему, что служит поводом к легализации в Эстонии сборов экс-эсэсовцев?

- Это объяснимо. Я хорошо знаю психологию советских ветеранов Великой Отечественной войны. У них есть потребность быть сегодня услышанными. Воспоминания о своих прошлых подвигах свойственны любым людям пожилого возраста. В других странах Западной Европы люди не могут собраться, и они приезжают сюда. И здесь важно, какую оценку этому дает общество той страны, где это происходит, понимает ли общество, какую идею защищали эти люди во время войны.

- Как вы считаете, почему Европейский Союз благосклонно относится к подобным мероприятиям в Эстонии?

- С моей точки зрения, и так я это объясняю в России, Балтийские страны, отчасти и Украина, они сделали тактически правильный шаг: они приняли все международные декларации, связанные с памятью о Холокосте. Они ввели национальные дни памяти, образовательные программы. В этом плане они для Запада как бы свои. Россия, к сожалению, этого не сделала. И поэтому, когда российские политики осуждают какую-то сторону, они не являются услышанными. Любая оценка должна очень аккуратно звучать. То, что ПАСЕ приняла историческую резолюцию о 23 августа, говорит о том, что европейские политики очень слабо проинформированы об исторических фактах.