Вдова разбившегося на квадроцикле волостного старейшины: попросила врачей отсоединить его от дыхательного аппарата, потому что в нем больше не было жизни

 (26)
Вдова разбившегося на квадроцикле волостного старейшины: попросила врачей отсоединить его от дыхательного аппарата, потому что в нем больше не было жизни
Erakogu

Старейшина волости Ляэнеранна Микк Пиккметс переехал пять лет назад из Брюсселя в эстонскую деревню и наслаждался жизнью, пока в сентября этого года не произошла злополучная авария, пишет Eesti Ekspress.

В сентябре вдова старейшины волости Маарья Пиккметс осталась одна с тремя детьми возрастом 10, 8 лет и 4 года.

Год для семьи был непростым. Если пандемию коронавируса за городом было пережить легче, то в июне стрельба в Лихула, центре волости Ляэнеранна, потрепала немало нервов.

За два дня до судьбоносного ДТП Ойдерма, где проживала семья Пиккметс, посетила и президент Керсти Кальюлайд во время своего двухнедельного рабочего визита в Пярнумаа.

Читайте также:

19 сентября утром Микк Пиккметс помог сестре починить загоны для овец. После этого он ехал на квадрацикле со своим младшим сыном. На мальчике был шлем, на Микке шлема не было.

Около 11:37 Маарья, отдыхавшая на Сааремаа, позвонила мужу, но тот не ответил. Позже выяснилось, что практически в этот момент произошла авария — у квадроцикла отвалилось колесо, он съехал в кювет и перевернулся.

Ехавшая за ними на машине сестра Микка видела, как тот в момент аварии спас жизнь сына: схватил мальчика, а сам упал так, что рукой больше не прикрывал голову. Мужчину в бессознательном состоянии отвезли на вертолете в Северо-Эстонскую региональную больницу.

Жена Микка утверждает, что он всегда надевал шлем при поездке на велосипеде или квадроцикле. Что именно произошло в тот день, она не знает. Экспертиза так и не была сделана, да и ответов могла не дать, ведь квадроцилк был полностью измят после того, как несколько раз перевернулся в кювете. Маарья предполагает, что причиной аварии стала поломка транспортного средства.

Маарья пыталась попасть к мужу в палату, но сначала в отделение интенсивной терапии не пускали посетителей в связи с коронавирусными ограничениями. На следующий день ее все же подпустили к кровати мужа. Внешне он выглядел как обычно, у него было лишь несколько переломов. Однако внутри были серьезные черпно-мозговые травмы.

"Сначала мне не говорили, что он может умереть. Сказали, что попробуют через несколько дней привести его в сознание — такие лова ведь всем придают надежду. Я потом в один день позвонили из больницы мол можете ли вы быстро приехать", — рассказывает вдова.

Однако новости были совсем не хорошие: было ясно, что процесс не было смысла затягивать, лекарства не помогали, наступила смерть мозга.

Маарья знала, что ее муж не был бы согласен повторить судьбу Михаэля Шумахера, они это обсуждали. Также Микк до этого подписал согласие на донорство органов после смерти: его органы могли еще спасти кому-то жизнь, а длительная кома износила бы их.

Поэтому Маарья приняла тяжелое решение и попросила врачей отсоединить мужа от дыхательного аппарата. "В нем больше не было жизни", — объясняет она.