В России живут гопники? Эстонские шестиклассники нарисовали Эстонию и Россию в виде людей

 (103)
Так воспринимают Эстонию и Россию школьники
Так воспринимают Эстонию и Россию школьники Фото: школьный рисунок

Исследование проводилось магистрантами института политологии Тартуского университета, одним из которых оказалась стажер RusDelfi, в рамках одного из изучаемых курсов. Целью было сравнить, как учащиеся средних школ в Нарве и Тарту видят Эстонию на международной арене. Как оказалось, видят по-разному.

В рамках исследования школьники не только описали свои чувства к Эстонии и соседней России, но и наглядно, в виде рисунков их выразили (чтобы увидеть галерею рисунков, проскрольте страницу вниз).

Два слова о проекте


Концепция довольно проста — детей попросили нарисовать, как они представляют себе Эстонию на карте Европы и как выглядели бы Эстония и Россия, если бы они были людьми. Такие психологические техники широко применяются в маркетинге для изучения отношения потребителей к товару. В нашем же случае мы перенесли их в политический контекст. Для проведения такого креативного исследования мы решили выбрать два класса средней школы — один в Нарве, второй в Тарту — и выяснить, будут ли различия в детском восприятии.
По сути, такое исследование может показать особенности мировоззрения и взрослого населения, ведь в школьном возрасте дети только начинают формировать собственную картину мира и транслируют то, что слышат от окружающих. Итак, мы связались со школами, накупили конфет и альбомов для рисования и отправились знакомиться с будущими респондентами.

Нарвская часть

Читайте также:


Нарва — довольно специфический регион, русскоговорящее население составляет около 90 процентов. А учитывая наличие города-спутника на другой стороне реки, то можно заключить, что тема самоидентификации для жителей Нарвы — довольно непростая. Именно здесь мы и решили провести первое наше ”полевое исследование”. Выбрали гимназию ”Солдино”, обучение там идет на русском, хотя про эстонский тоже не забывают. В классе, с которым мы работали, дети уже имеют уровень В1 и способны общаться со сверстниками на эстонском.
Мы пришли раньше — чтобы было время найти класс и осмотреться. Типичная школа, очевидно, оставшаяся еще со времен СССР, новые окна, светлые коридоры и старый паркет — вот наши первые впечатления. Очень похоже на обыкновенную российскую школу (может, только чуть лучше отремонтированную). На стенах висят рисунки. Присматриваемся. Перед нами плакат с правилами, которые ребята придумали для школьного устава, в основном, они касаются поддержания здоровой социальной атмосферы и почему-то еды в столовой. Дублируется документ на двух языках — эстонском и русском.
В классе нас встретили радушно, если не сказать с восторгом. Когда мы представились и выяснилось, что среди нас есть ребята из Германии и США, это произвело впечатление. Получив задание нарисовать Эстонию и Россию, наши юные респонденты заявили, что мы тоже должны им что-то нарисовать. На память. Так появились рисунки Бранденбургских ворот и Камчатских вулканов.

Сами же ребята вложили в рисунки душу, сердце и политический подтекст. Чаще всего мы получали следующие комбинации:

1) Эстония изображалась как красивая девушка, а Россия — парень, они либо держатся за руки, либо разговаривают;

2) Эстония и Россия одного пола и никак не взаимодействуют.

3) Были изображения президентов Путина и Кальюлайд, которые облокотились на разные стороны земного шара, были изображения живых существ — они очевидно соотносились с природой и изображали Эстонию.

Однако были и единичные случаи резко негативного восприятия внешнеполитической ситуации.

Следующее задание — изобразить на Эстонию на карте, вместе с соседними странами, кажется, выполнялось слишком эмоционально — на картах почему-то рядом с Эстонией появлялась Германия, Швеция и даже США. Но в целом, ребята изображали чаще всего Россию, Латвию и Литву, помещая при этом в центр Эстонию и делая ее равнозначной по размеру.

После того, как все рисунки были нарисованы, у нас состоялась незапланированная пресс-конференция. Ребята задавали вопросы, мы рассказывали про университет, страны, из которых приехали, почему решили выбрать Эстонию и т. д. В итоге, расставались мы уже хорошими приятелями, нас дружно благодарили, а с парнем из Америки и вовсе устроили коллективные объятия. Мы уходили с чувством, что и правда сделали что-то важное.



Тартуская часть

В Тартускую гимназию Miina Härma Gümnaasium мы попали спустя несколько недель. Мы также выбрали один из шестых классов и пришли в назначенное время с конфетами и цветными карандашами. Здание гимназии резко контрастировало с тем, что мы видели в Нарве. Сидя между колоннами на первом этаже и ожидая, когда нас проведут к ребятам, мы вспоминали скрипящие паркеты Нарвы и понимали, что здесь нас, вероятно, ждут совсем другие результаты.
Атмосфера в классе царила более строгая, сдержанная. Ребята были того же возраста, но визит иностранных студентов их не особенно заинтересовал. Видимо, в Тарту к гостям из разных концов света привыкли. Мы объяснили задание на английском, учитель уточнил детали на эстонском, дети послушно принялись рисовать, со стороны можно было бы подумать, что они пишут какой-нибудь важный тест. Мы несколько раз предложили цветные карандаши, разложили коробки на первой парте, однако в итоге все равно получили преимущественно монохромные изображения.
Но недостаток красок был явно не из-за желания сделать работу некачественно. Некоторые даже объясняли свой художественный замысел — ”Россия веселая, а Эстония грустная, потому что здесь много дождей, погода не очень приятная”. И действительно, в тот день за окном было сыро и ветрено.

Итоги

Итак, перед нами две стопки рисунков и непростая задача каким-то образом выжать из них нечто, что откроет нам маленькую частичку внутреннего мира людей, живущих в разных частях страны. Мы приступили к подсчету наиболее часто повторяющихся мотивов и символов, поиску закономерностей. Проанализировав данные, у нас получилось два основных вывода. Первый — в Нарве ребята более ориентированы на сотрудничество с ближайшими соседями. Пускай эта тенденция не очевидна, но она есть — дети чаще изображают страны Балтии и упоминают Россию. Ученики из Тарту чаще рисуют Швецию, Финляндию и другие северные страны, причем не изображая Россию или Латвию с Литвой вообще. Такое мышление более характерно для тех, кто не является носителем русского и, возможно, готов продолжить свое обучение в одной из этих стран.
Еще один вывод касается самоидентификации. На рисунках из Солдино значительно больше выраженных взаимодействий между странами, причем преимущественно положительных.
Ребята из Тарту чаще изображают Россию в соответствии с наиболее популярными стереотипами — как нейтральными (медведь, балалайка), так и негативными — практически каждый второй рисунок изображает Россию в виде пьющего ”гопника”. Причем для этого персонажа характерна поза ”на кортах” и вполне определенный тип одежды — ”спортивки” Adidas и шапка-ушанка. Думаю, излишне сообщать, что встретить такого персонажа в России можно с той же вероятностью, что медведя с балалайкой. Однако, судя по полученным изображениям, ”гопники” населяют Россию достаточно густо. Здесь стоит также добавить, что никакого явного насилия в Тартуских рисунках не было. Ребята, очевидно, относятся к соседям нейтрально, знают о них не так много и попросту не могут вспомнить что-то кроме общеизвестных стереотипных баек про Россию.

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.

Еще больше новостей про коронавирус читайте ЗДЕСЬ.

Эту же статью на эстонском языке читайте ЗДЕСЬ.