Судебные исполнители обратились с открытым письмом к министру юстиции Андресу Анвельту

 (52)
Kohtutäiturite sildid
Kohtutäiturite sildidFoto: Eero Vabamägi

Открытое письмо, за подписью руководителей Палаты судебных исполнителей и банкротных управляющих поступило в адрес министра юстиции Андреса Анвельта.

"В отношении отправленного Министерством юстиции на согласование законопроекта, призванного повлиять на поведение должников по алиментам, прозвучали не только разъяснительные комментарии, но, к сожалению, и другие некомпетентные высказывания, которые в очередной раз нанесли вред инстанции судебных исполнителей. Поэтому мы считаем разумным повторить азы исполнительного производства, чтобы определения были точными, все понимали их одинаково и неловких моментов больше не возникало.

28 октября в газете Postimees вы высказали критическую оценку в отношении Палаты судебных приставов и банкротных управляющих, дав в контексте вышеупомянутого законопроекта следующий комментарий: ”Судебному исполнителю это не понравится, потому что они предприниматели. Чем больше у государства средств, чтобы заставить людей выполнять свои обязанности, тем меньше доход судебных приставов”. Чуть позже мы узнали, что ”государство и не должно заниматься активизацией бизнеса судебных исполнителей”.

Это очень странно слышать, тем более из уст высшего руководства этой сферы. К сожалению, задача Министерства юстиции как раз и заключается в том, чтобы заниматься системой исполнительного производства, входящей в их область компетентности. Но это не бизнес-система.

Мы хотим напомнить, что судебный пристав — это физическое лицо, занимающее общественно-правовую должность. Судебный исполнитель — не предприниматель и не занимается бизнесом и предпринимательством. Напротив, судебному приставу запрещено заниматься предпринимательством, в том числе и бизнесом. Предприниматели свободны в выборе деятельности, а судебные исполнители могут работать только в очень узкой сфере. Предприниматель сам может назначать цену на свой товар или услугу и договариваться со второй стороной об изменении стоимости, а у судебного исполнителя есть право получать только ту плату, которая указана в Законе о судебных приставах, и любые договоренности в обход закона запрещены.

Государство делегировало частноправовым судебным приставам обязанность реализовывать решения исполнительного производства (в том числе и судебные). Идея государства на тот момент заключалась в снижении нагрузки на госбюджет — не надо оплачивать проводимые в отношении должников разбирательства из государственных денег, должники сами будут финансировать эту систему. На самом деле судебному исполнителю не принадлежит доля от продажи имущества должника, но за счет этого он может потребовать возмещения необходимых и оправданных расходов, возникших в ходе проведения разбирательства.

Надеемся, что новый законопроект в итоге станет таким законом, который поможет более эффективно проводить исполнительное производство и улучшит поведение должников по алиментам. Судебный исполнитель исполняет и будет исполнять роль общественно-правового взыскателя денежных требований, но только на основании Закона о судебных приставах и Кодекса о исполнительном производстве, а не на основе бизнес-кодекса.

С уважением

Янек Поол,
Палата судебных исполнителей и банкротных управляющих,
председатель правления должностного совета

Мати Кадак,
Палата судебных исполнителей и банкротных управляющих,
член правления должностного совета

Арви Пинк,
Палата судебных исполнителей и банкротных управляющих,
член правления должностного совета

Урмас Тярно,
Палата судебных исполнителей и банкротных управляющих".