Сотрудницу полиции уволили за вождение в пьяном виде: ”Выяснилось, что я была трезвой. Плохо дело!”

 (231)
Сотрудницу полиции уволили за вождение в пьяном виде: ”Выяснилось, что я была трезвой. Плохо дело!”
Jelena SimonovaKristjan Pihl

Констебль Елена Симонова рассказала изданию Eesti Ekspress удивительную историю о том, как сотрудники службы внутреннего контроля посреди ночи заковали ее в наручники и доставили в участок как пьяного водителя. Там, правда, выяснилось, что женщина была трезва.

В полпервого ночи чиновники бюро внутреннего контроля полиции остановили в Ласнамяэ автомобиль Volkswagen Passat CC. За рулем находилась констебль таллиннской полиции Елена Симонова (33), которая более десяти лет проработала в полиции в Ласнамяэ, была ментором и получила приз на стрельбах, а также удостоилась медали за службу в охране правопорядка.

В четырехместном автомобиле помимо Симоновой было еще пять человек — коллеги из ласнамяэского отделения полиции. Они ехали с полицейского банного праздника к подруге Симоновой.

По словам Симоновой, она не особо дружит с алкоголем и потому ограничилась разбавленным водой бокалом белого вина за несколько часов до выезда.

Она открыла окно. ”Давай, дуй”, — прозвучало снаружи.

Это был голос коллеги Симоновой, чиновника службы внутреннего контроля Юрия.

”Когда-то давно, когда я пришла на работу в полицию, он работал вместе со мной в отделении и испытывал страшный интерес ко мне. Но он просто не в моем вкусе”, — рассказала Симонова, хитро улыбаясь.

Почти сразу ей стало ясно, что речь не идет об обычной полицейской операции. У внутреннего контроля была информация, что полицейские в свободное время собираются и празднуют, и для проверки они выделили четыре машины.

Констебль Симонова знает свои права. По ее словам, завязался примерно такой диалог:

”Я хочу знать, почему меня остановили”.

”Высокая скорость”.

”Я хотела бы ознакомиться с показателями прибора для измерения скорости”.

”Дуй, тогда можешь ехать дальше”.

”Я подую, когда объяснят, почему меня остановили”.

”Окей, странный стиль езды”.

Констебль Симонова отказалась дуть. Она утверждает, что сотрудники внутреннего контроля отошли от машины.

”Я ждала в машине минуту-две. Внутренний контроль ничего не сказал. Я спросила, могу ли ехать. Тишина. Я подумала, что он понял, что для проверки нет причины и отказался от нее”.

Констебль Симонова завела машину и проехала примерно сто метров во двор многоквартирного дома, куда за ней последовал и Юрий.

Констебль Симонова, по ее словам, той ночью, 27 сентября 2013 года, не собиралась сбегать, лишь припарковать машину в закрытом дворе: ”Если бы я хотела уехать на своем прекрасном автомобиле, я бы просто нажала на газ, выехала в канаву Лаагна и исчезла бы”.

Констебль Симонова вышла из машины и прошлась по двору, Юрий — за ней следом.

Через мгновение возле них остановился автомобиль без спецопознавательных знаков, из которого вышли двое крепких мужчин в штатском. Юрий указал пальцем на женщину — "задержите", прочитала Симонова его жест.

Констебль Симонова отбежала в сторону с криками, чтобы мужчины не схватили ее. Она была в платье и на каблуках. В другом виде Симонова в свободное время и не ходит.

”Успела выхватить телефон и позвонить напарнику, чтобы он пришел на помощь”, — вспоминает констебль.

Когда ее напарник, Вячеслав Бочкарев пришел, пятеро-шестеро полицейских зажали Симонову за мусорными контейнерами. Мужчина спросил, что они делают — это же женщина. Полицейские ничего не сказали, лишь показали свои удостоверения.

Когда на место прибыл третий полицейский автомобиль "гражданской" раскраски, констеблю Симоновой зачитали ее права и приказали подуть в алкометр.

”Я сказала, что мне до сих пор не назвали причину остановки”, — вспоминает она.

Прибывший на третьем автомобиле сотрудник внутреннего контроля в конце концов достал из машины бумагу и зачитал ее права, сказав, что у нее есть право отказаться дуть, требовать анализа крови и так далее.

”Я посмотрела, что алкометр, который мне дали, был откалиброван в 2009 году. Его нельзя было использовать в 2013. Я уже тогда поняла, что это не проверка, они ищут повод”.

Позднее в суде внутренний контроль подтвердил, что алкометр прошел калибровку согласно требованиям, но новой наклейки на нем не было.

ТОП

”Я дула, дула, дула. Я не знала тогда, какой результат показал алкометр. Я попросила своего напарника принести чай Nestea, который находился в машине”.

Констебль Бочкарев принес из машины бутылочку Nestea, это не понравилось внутреннему контролю.

”Они снова схватили меня за руки, стали вырывать бутылку”.

Затем внутренний контроль решил доставить констебля Симонову в полицейский участок.

”Юрий спросил у других сотрудников внутреннего контроля, может ли он надеть на меня наручники. Они решили, что это нужно сделать по причине агрессивного поведения”. По версии внутреннего контроля, констебль Симонова отталкивала полицейских, махала руками и истерически кричала.

”Конечно, я не вела себя образцово, — говорит она. — Я нервничала. Может быть, немного повысила голос, но я не кричала”.

Внутренний контроль утверждает, что коллеги Симоновой пытались ей помочь, намеревались оттащить ее от полицейских, кричали и угрожали устроить взбучку.

”Они стали засовывать меня в машину, как мешок картошки. Юрий схватил за ноги. Я подумала, что теперь может быть доволен — смог меня хотя бы потрогать”.

Констебля Симонову доставили в Кесклиннаское отделение полиции на бульваре Колде. Во время поездки ей еще раз предложили дунуть в алкометр.

”Руки были в наручниках, но рот свободен — я снова подула”.

На этот раз индикатор показал 0,12 mg/l — остаточное алкогольное опьянение.

В полицейском участке с Симоновой сняли наручники и доставили в комнату для допросов. Спросили, почему она была за рулем в состоянии алкогольного опьянения. Констебль Симонова ответила, что не делала этого. Новая попытка с доказательным алкометром показала 0,06 mg/l, что не соответствует даже остаточному опьянению.

Перед новым замером констебль попросила попить воды из-под крана. ”Один мужчина дал мне стакан воды и потом еще один стакан”.

В документах, составленных полицейскими, написано, что констебль Симонова в полицейском участке при помощи пальцев пыталась вызвать рвоту.

”Это не соответствует действительности. К сожалению, или к счастью, я этого не делала”, — уверяет Симонова, по словам которой, ей действительно стало дурно после того, как ее прижали головой к крыше автомобиля.

”Они задержали меня за вождение в пьяном виде, применили ко мне физическую силу и увезли. Теперь выяснилось, что я была трезва. Плохо дело!”

На следующий день во внутренней сети полиции появилась статья о том, как пьяные сотрудники полиции разъезжали по улицам. Новый гендиректор Департамента полиции и погранохраны Эльмар Вахер издал приказ, в котором коротко были описаны происшествия и которым на время дисциплинарного расследования от работы отстранялись трое полицейских.

В феврале 2014 года констеблей Симонову и Бочкарева освободили от должности в связи с недостойным поведением.

Бочкарева упрекнули в двух попытках нападения на сотрудников внутреннего контроля, которыми он препятствовал задержанию констебля Симоновой. Кроме того, ему вменили в вину то, что он принес Симоновой Nestea.

Оба констебля обратились в Таллиннский административный суд.

Занимавшаяся делом Бочкарева судья Хурма Хивилоо установила, что сотрудники внутреннего контроля вели себя предвзято. По оценке судьи, отсутствовали доказательства того, что констебль Бочкарев хотел напасть на чиновников внутреннего контроля и воспрепятствовать их действиям. Кроме того, принести чай — это не нарушение.

По этой причине судья признала освобождение констебля Бочкарева от работы в полиции противоправным и приказала Департаменту полиции и погранохраны принести извинения констеблю. Решение вступило в силу в апреле этого года.

Констебль Симонова продолжает борьбу за свое доброе имя. Она проиграла в Таллиннском административном суде, но слушание дела осенью начнется в окружном.

Uudiskirja Üleskutse