Сависаар в своей книге "Правда об Эстонии": как Лаар стал ангелом-хранителем Swedbank

 (37)
Сависаар в своей книге "Правда об Эстонии": как Лаар стал ангелом-хранителем Swedbank
Foto: Rauno Volmar, Eesti Päevaleht

Эдгар Сависаар в своей новой книге "Правда об Эстонии" пишет, что Эстонии вредят агенты влияния других государств, угрожающие госбезопасности бизнес-схемы и все то, что может пошатнуть устои нашего независимого существования. Такие явления, по мнению политика и мэра Таллинна, следует осудить, а причастных лиц призвать к ответственности.

Однако, констатирует Сависаар, как в жизни бывает, попадаются только мелкая рыбёшка и маленькие схемы типа торговли видами на жительство. Крупные схемы и настоящие серые кардиналы умеют оставаться в тени, ускользать или вообще согласовывать свои действия с законом — точнее, приспосабливать законы под свои действия. Ситуацию не меняет даже то, что под угрозой исчезновения оказался весь средний класс, пишет Raepress со ссылкой на газету "Столица".

Автор также пишет, что "одна из крупнейших политэкономических афер новейшей истории, в сравнении с которой фабрика IRL по продаже видов на жительство выглядит бледно, — это подстройка эстонского экономического пространства под интересы шведских финансистов. Одна из ключевых фигур схемы — известный политик, отстаивающий "патриотические" идеи, недавний председатель IRL, нынешний министр обороны Март Лаар. Его роль в схеме столь велика, что не будет преувеличением назвать его Шведским Лааром".

Все началось, пишет Сависаар, с желания работающих в Эстонии зарубежных банков, крупнейший из которых на здешнем рынке, несомненно, Swedbank, контролировать кредитных клиентов региона, стремившегося стать полноправным членом еврозоны. Ясно было, что выиграет тот, кто заполучит больше всего пожизненных кредитных рабов.

В книге также говорится: для того чтобы не вкладывать слишком много и не допустить, чтобы прибыль утекала в карманы других банков, Swedbank был нужен ангел-хранитель и сторонник, который дал бы гарантию, что в Эстонии не будут неожиданно приняты законы, защищающие заемщиков, и политика не станет более человечной. Выходом стало избрание Марта Лаара членом совета Swedbank 25 апреля 2006 года. Понятно, что банк он привлекал не знанием банковского дела. Банк хотел заиметь политическую "лапу", которая смогла бы дать гарантии и вымостить дорогу для спокойного дальнейшего обращения эстонского народа в долговое рабство.

Приход Лаара в совет Swedbank пришелся на время, когда эстонский кредитный рынок входил в критическую фазу раздутия. В период с 2001 по 2005 год общая сумма кредитов возросла с 2,6 миллиардов евро до 8 миллиардов. Избранный гарантом и опорой Март Лаар, видимо, был настроен оптимистично и осмелился пообещать банкам беспрепятственную дальнейшую деятельность. В 2008 году в результате смелого поведения банков общий объём выданных в Эстонии кредитов вплотную приблизился уже к 17 миллиардам евро. Кредитный пузырь в результате этого лопнул, рынок недвижимости обвалился, и экономика оказалась в глубоком спаде, однако, как и следовало ожидать, правительство не предприняло ничего против экономического грабежа со стороны банков. Неприкосновенность была обеспечена — и это сработало.

Вероятно, Лаар, подчеркивает Сависаар, чувствовал себя уверенно в силу исторического опыта. Он сумел в своё время уничтожить сельское хозяйство Эстонии. Что еще мог иметь в виду рекомендовавший Лаара в совет банка председатель рекомендательного комитета Swedbank Аллан Карлссон, нахваливая особый деловой опыт Лаара в условиях Балтийских стран? Роль серого кардинала и сходство модели поведения с прежней деятельностью проявляется у Марта Лаара и в темах налоговой политики. Правая ориентация эстонской налоговой политики, проводимой Лааром, позволяет банкам легко выводить прибыль из страны, не платя при этом налогов в Эстонии. Иными словами, Лаар помог банкам не только собрать деньги, но и вывести их без налогов из страны.

ТОП

Банки как учреждения, разбирающиеся в экономике, понимали, что стоящая на глиняных ногах конкурентоспособность Эстонии, на самом деле, предполагает девальвацию национальной валюты, и боялись этого. Поэтому быстрый переход на евро был тоже тем, в чём ожидалась помощь Лаара. Для банков и Лаара нет ничего страшного в том, что евро принесло рост цен, массу глобальных экономических рисков и обязанность оплачивать расточительную жизнь Южной Европы. У банков одной заботой меньше, а пожизненными кредитными рабами стало управлять легче.

Все это было сделано Лааром за годовой оклад члена совета Swedbank в 325 000 шведских крон, то есть, по тогдашнему курсу, 546 000 эстонских крон. В месяц это дает прибавку к зарплате в 45 500 крон, то есть, 2 900 евро. Однако сумма, полученная за продажу всего среднего класса Эстонии, превращение его в класс пожизненных банковских должников, все же постыдно мала.

Лаар неохотно говорит о своей деятельности в Swedbank, отмечает Сависаар, Мало того, он старается вымарать из истории факт своего членства в совете. Например, о месте в совете Swedbank ни словом не упомянуто ни в CV на сайте Министерства обороны, ни в материале, рассказывающем о председателе партии, на сайте IRL.