Reuters утверждает, что Эстония против усиления борьбы с отмыванием средств в ЕС. Хельме-младший: это ложь

 (14)
Valitsuse kriisibriif
Martin HelmeFoto: Ilmar Saabas

Агентство Reuters пишет, что Эстония наряду с некоторыми другими странами выступает против плана ЕС по ужесточению борьбы с отмыванием денег.

Вице-президент Европейской комиссии Валдис Домбровскис в начале мая еще раз озвучил свои предложения по борьбе с финансовыми преступлениями, в том числе возможность передачи полномочий по надзору от органов самих государств общеевропейскому надзорному органу.

На состоявшейся во вторник видеовстрече министров финансов стран-участниц ЕС против данного плана выступила Эстония, Венгрия и Чехия. Об этом агентству рассказали три чиновника, принимавшие участие в конференции. Причину, по которой эти страны были против, источники не назвали.

Reuters отмечает, что Эстония была замешана в самом масштабном в Европе скандале с отмыванием средств. Представитель правительства Эстонии сказал агентству, что Эстония пока не приняла окончательного решения, будет поддерживать надзорный орган ЕС или нет.

Мартин Хельме говорит, что все не так

”Эстонская пресса добыла себе новость от Reuters, которая, скорее всего, была написана на основании информации от недовольных чиновников Брюсселя и которая создает впечатление, будто Эстонии вместе с Венгрией и Чехией выступает против плана ЕС по усилению борьбы с отмыванием денег. Конечно же, речь идет о крайне тенденциозной, если не сказать — ложной, новости”, — прокомментировал министр финансов Мартин Хельме в соцсетях.

Он заявил, что нынешнее правительство как никакое другое борется с финансовыми преступлениями и поддерживает множество предложений ЕС по данному вопросу.

По словам Хельме, у Брюсселя один выход для всех проблем: ”больше власти ЕС”. ”Это означает, что и под эгидой борьбы с отмыванием денег они хотят создать новое европейское агентство и отобрать у стран-участниц целый ряд прав, касающихся принятия решений и установления регуляций. Этого мы не поддерживаем и поддерживать не намерены. Жизнь показала, что передача права принятия решений и регулирования более высокому и далекому органу — не самый лучший способ решить проблему”, — написал министр.