Пустят ли в Русский дискуссионный клуб Кленского или Криштафовича?

 (47)
Vene diskussiooniklubi
Vene diskussiooniklubiFoto: Andres Putting

Учрежденный 30 ноября под эгидой НКО ”Русская школа Эстонии” клуб с амбициозным названием ”русский дискуссионный” был заявлен модератором Олегом Назмутдиновым как клуб единомышленников. Означает ли это, что, например, Кленского, Лебедева, Криштафовича, Метлева, пожелай те участвовать, туда не пустят?

Такой вопрос напрашивается еще и потому, что в проекте, подготовленном к субботнему заседанию, говорится: ”Оргкомитет оставляет за собой право вводить некоторые ограничения по количеству и составу участников, в зависимости от темы и места проведения”.

По словам Назмутдинова, будут приглашаться ”профильные люди по теме, которым, по нашему мнению, есть что сказать”. ”Ну, и многих пригласить все равно не получится — хотя бы из-за ограниченности нашего состава и размера помещения”, — уточнил он.

”Я бы не пришел сюда, если бы мне это было неинтересно. Если бы здесь были — не знаю — господин Криштафович, Метлев и т.д. У меня с ними нет общих интересов и нет общих взглядов на развитие этой страны. Наиболее часто встречающаяся проблема — пытаются объединить необъединимое. То есть нужен не клуб спорщиков ( что нам пытаются приделать — вы там деретесь все, слава Богу!), а клуб единомышленников”, — высказался Андрей Заренков.

Читайте также:

”Задача модератора состоит в том, чтобы, в том числе, приглашать тех людей, которые, даже будучи не в самых лучших отношениях, все-таки испытывают интерес к идеям друг друга. Лично я так понимаю, а не то, что на Криштафовиче или Лебедеве надо крест поставить”, — отметил Илья Никифоров.

На вопрос Сергея Середенко, является ли новое образование философским клубом, Александр Корнилов ответил: ”Два-три философа можно найти, но в основном это неравнодушные люди с обостренным чувством справедливости”.

Середенко добавил, что обсуждение в клубе не может проходить в формате ”прав — неправ”. ”Самоценны идеи, а не фраза ”Борис, ты неправ”. Я вижу смысл в формировании смыслов и введении их в дискурс — только и всего”, — добавил Середенко.

А Корнилов поделился еще: ”Мы работаем в правлении НКО ”Русская школа Эстонии”, можно считать — единомышленники , но в правлении у нас такие споры разгораются среди единомышленников, что мама не горюй! Поэтому, если мы, единомышленники, думаем по какому-то одному пункту одинаково, то по всем остальным можем спорить”.

”У меня сложилось впечатление, что это alter ego ”Русской школы Эстонии”. Мне кажется, не стоит нагружать клуб функциями РШЭ. Дискуссионный клуб — это площадка, где сознательно культивируются противоречивые точки зрения, обсуждаются, аргументируются. Может быть, решений он не принимает, это потом РШЭ может принимать решения на основе позиций, выработанных клубом”, — сказал Никифоров.

А, по мысли Заренкова, нам не хватает новых свежих идей: ”Я сюда пришел не для того, чтобы вы посоветовали, что мне делать в тех вещах, которыми я занимаюсь. Я бы хотел узнать, какие новые веяния, идеи идут от людей, которые со мной мыслят не однообразно, а едино. Если это клуб единомышленников (как раз такой нам сегодня нужен, потому что мы очень долго за эти двадцать лет были разделяемыми объектами , и при этом абсолютно понятно, кому это надо было — нас всех поделить), то сегодня, мне кажется, есть механизмы для выполнения свежих идей, но нет таких идей, нет того, что можно предложить обществу”.

В первом заседании РДК участвовали (фамилии — в алфавитном порядке):
Блинцова Алиса,
Заренков Андрей,
Кириллов Павел,
Корнилов Александр,
Македонская Юлия,
Матвеев Олег,
Назмутдинов Олег,
Никифоров Илья,
Середенко Сергей,
Сухорослов Дмитрий,
Хантсом Аллан,
Юргенс Сергей.