О Бронзовой ночи 10 лет спустя. "Ярость от беспомощности. От того, что тебя не слышат и не пытаются выслушать"

 (13)
Oleg Nikiforov
Oleg NikiforovFoto: Priit Simson

”Тогда мне лет-то было меньше. Ситуация была непонятная, вокруг был ажиотаж по поводу того, что Бронзового солдата переносят, народ был против. Мы были молодые, не думаю, что нами двигали благие намерения. Скорее всего — принцип, стадный инстинкт. Все пошли, и мы должны были пойти посмотреть, что там происходит”, — вспоминает 28-летний Таллиннец Олег Никифоров — один из тех, кто принимал участие беспорядках во время Бронзовой ночи.

Согласно обвинению, он бросал камни в полицейских, сломал металлическое ограждение и вместе с другими участниками беспорядков пытался преградить им путь полиции. Также Олег был одним из тех, кто сломал ящик для газет около кинотеатра Космос, ограбил R-Kiosk и разбил автомобиль. Суд приговорил мужчину к 6 месяцам тюрьмы. Сейчас Никифоров работает механиком, увлекается поисками с металлоискателем, изучает историю Эстонии и войн, которые затронули нашу страну. Олег ведет законопослушную жизнь и жалеет о том, что случилось 10 лет назад.

Читайте также:

”Очень большое влияние на сознание людей тогда имели СМИ. Мы, конечно же, верили всему, что нам говорят и это делало нас еще озлобленнее”, — рассуждает Олег сейчас. ”Было непонятно. Даже как-то немножко пугающе. Такая толпа народу, большая масса, стихия. Было очень много пьяных людей, что накладывало свой оттенок на всеобщее настроение”.

Вы принимали активное участие в беспорядках. Что вами двигало? Молодость, гнев, желание что-то доказать?

Мозгов тогда не было, в таком возрасте. О последствиях не задумывались, поддались стадному инстинкту.

Так совпало, что, по-моему, в тот период проводился турнир по футболу между Россией и Эстонией, что подлило масла в огонь (24 марта 2007 года в Таллинне прошел отборочный матч Чемпионата Европы между Эстонией и Россией, он завершился 2:0 в пользу сборной РФ — прим.ред.). Естественно, было очень много пьяных фанатов. В принципе, алкоголь просто раззадорил людей. Скорее всего, повлияло всеобщее настроение протеста. Именно против правительства, против системы, против Ансипа, о котором сейчас все уже забыли и успокоились. Тогда только о нем и говорили.

Чувствовали ли, что активисты, такие как Дмитрий Линтер, провоцировали вас на определенные действия?

Конечно, мы знали о них, но я не думаю, что Линтер или ”Ночной дозор” как-то повлияли на то, что мы тогда делали.

На ваш взгляд, это было столкновение между русскими и эстонцами или протест против правительства?

Наверное, против правительства. Напряжение росло в тот год и предыдущие пару лет. Это был как спусковой крючок. Нажали, и понеслась. Люди крушили со злости. Конечно, алкоголь и горячил людей, но все же злость была скорее от того, что против государства и полиции ничего не поделаешь. Ярость от беспомощности. От того, что тебя не слышат и не пытаются выслушать.

Что делала полиция во время беспорядков, разгромов магазинов?

Полиция стояла плотным рядом в оцеплении. Люди швыряли бутылки, камни. Полиция старалась выдернуть затейщиков по одному. Кто-то из людей прикреплял гвоздики на забор, их полиция тоже пыталась выцепить. Бывало так, что полицейские в количестве 4-5 человек задерживали людей, даже случайно оказавшихся на их пути. Валили на землю, применяли силу. Не думаю, что это были нужные меры.

Как вас задержали?

Был специальный сайт с фотографиями с беспорядков. На фотографиях были обведены лица людей, которых полиция ищет и просит опознать. Потом мне пришла повестка, меня допросили, вызвали к прокурору. Дальше суд, пошел на мировую.

Удалось ли государству показать, что ”они тут главные”?

Не думаю, что это сработало. В народе тогда проснулся ”приступ патриотизма”. Вот, мы русскоязычное население, мы объединились, мы сила, будем делать, что хотим. Ни государство, ни полиция нас не напугают. Такое настроение ходило у людей.

Как поменялось ваше мнение об Эстонии после беспорядков?

Поменялось мнение о правительстве. До этого все было гладко, спокойно. С тех событий люди начали замечать дискриминацию в отношении русскоязычного населения. Может, она была всегда, но после этих событий все обострилось.

До сих пор существуют утверждения о том, что протест и беспорядки организовали люди из России?

Бред полный.

Вы сожалеете об участии в апрельских событиях?

Частично. А что сожалеть? Что было, то было.

Как отреагировали на ваше участие в беспорядках родные и близкие?

Мне позвонил кто-то из друзей и сказал, что везде мое лицо: в газетах, по телевизору, в интернете. Я больше всего боялся, что узнает старший брат. Естественно, папа с братом узнали, и они были не очень довольны.

Oleg Nikiforov Foto: Priit Simson

Как изменилась ваша жизнь после этих событий? Чем вы занимались?

Активно искал работу. В 2008 году ударил очень сильный кризис… Я был в числе тех, кто искал работу, были даже планы уехать на заработки в Финляндию или Швецию, но решил остаться здесь.

Сейчас вы являетесь участником мотоклуба Abibas, как вы к этому пришли?

Катались с друзьями на мотоциклах и появилась мысль создать организацию, которая объединяла бы нас.

В свое время, совместно с участниками мотоклуба, вы занимались благотворительностью и посещали детские дома. Как вы помогали детям?

Да, мы занимались этим два года подряд. Катали детей на мотоциклах, собирали деньги и передавали воспитателям.

Стоил ли перенос Бронзового солдата того хаоса, который получился в итоге?

Мне кажется, что оно абсолютно того не стоило. Он (памятник — прим.ред.) стоял много лет, люди приходили к нему, приносили цветы. Никому это не мешало. Это был давно назревший конфликт между эстоноязычными и русскоязычными жителями, скорее, это был просто повод.

Случись что-то подобное переносу Бронзового солдата в 2017 году, была бы у людей такая же реакция?

Кто его знает. Те, кто тогда участвовал в беспорядках — люди моего возраста, поумнели, они бы не принимали участия. А молодое поколение, те, кому сейчас столько же лет, сколько тогда было нам, может, и поддались бы этому веянию.

Когда вы сейчас прогуливаетесь по тем улицам, где были беспорядки, вспоминаете ли о произошедшем, жалеете ли?

Вспоминаю, но нейтрально как-то. Помню, темно было, вечер. Помню, как бились витрины, горел магазин, горели газеты. Кто-то даже нашел и поджег эстонский флаг, горели машины. Вспоминаю, конечно, но отношусь нейтрально.

Посещаете ли вы новое место памятника и как вы считаете, хорошее ли это место?

Да, нормальное место, вполне. Я посещаю его каждый год 9 мая.

В апреле 2007 года вам было 18 лет. Если подвести итог, то как вы изменились за эти годы, какие выводы для себя сделали?

Можно было бы избежать всего этого. Если бы я думал головой, то не поехал бы никуда.

Oleg Nikiforov Foto: Priit Simson