"Никому не пожелаю такой жизни". Как мужчина из Эстонии ушел от свидетелей Иеговы и лишился семьи


"Никому не пожелаю такой жизни". Как мужчина из Эстонии ушел от свидетелей Иеговы и лишился семьи
RASKE OTSUS: Margus Nee jr tundis juba pikemat aega, et valetab endale ja teistele.Foto: Rauno Volmar

После тяжелой борьбы с депрессией Маргус Неэ (31), родившийся в семье свидетелей Иеговы, покинул приход и лишился из-за этого близких, пишет Eesti Ekspress.

Маргус никогда не сдавал кровь, не отмечал свой день рождения или Рождество. Когда в школе на каком-нибудь мероприятии звучал государственный гимн, он, в отличие от остальных детей, оставался сидеть. Он никогда не ходил на выборы и никогда не дружил с девочками, потому что избранница должна была быть из его круга.

”Никому не пожелаю такой жизни, которая была у меня”, — говорит Маргус. Он родом из Хаапсалу, всего в семье было пятеро детей. Посещать собрания свидетелей Иеговы он начал вместе с мамой в пятилетнем возрасте. Дважды в неделю они проходили ради этого по восемь километров туда и столько же обратно. Для маленького мальчика это было изнурительно. В возрасте 17 лет Маргуса крестили и в 2010 году он стал так называемым подсобным пионером, который обязан проповедовать как минимум 50 часов в неделю. По результатам работы нужно было отчитываться. Через два года Маргус стал служебным помощником.

Читайте также:

”Я работал на полную ставку, но все свое свободное время посвящал приходу, — рассказывает мужчина. — Все темы я должен был обсуждать с семьей. Темп был высоким, личной жизни не было. Они всегда подчеркивают, что сейчас не время для личной жизни, а время для служения Богу. В сектах всегда говорится о низменном положении человека. Людям обещают встречу с умершими родными в раю, и это заманчиво. Свидетель Иеговы натаскан, чтобы думать о жизни как о временном явлении и о том, что впереди — рай”.

По словам Маргуса, старейшины всегда дают понять, что если ты чего-то не понимаешь или у тебя возникают подозрения, то ты должен их подавить. Как и все свои мечты.

Первые сомнения зародились у Маргуса в 2018 году. Он понял, что не верит в то, что проповедует.

”Люди, как правило, доверчивы. Они и подумать не могли, что в моих словах что-то не сходится. А я их обманывал. И перегорел. Стали посещать плохие мысли, вплоть до мыслей о самоубийстве. Так мне и диагностировали депрессию”, — рассказывает Маргус.

”Мне не оставалось ничего, кроме как выйти. Это то, к чему привела меня депрессия, которая была вызвана религиозным радикализмом, постоянным контролем и промывкой мозгов со стороны секты. Я должен быть изображать того, кем не являюсь, и это давило. Эта постоянная ложь себе и другим едва не стоила мне жизни”.

Маргус начал посещать психолога, и стало ясно: надо подумать о себе и отодвинуть религиозную жизнь на второй план. В январе 2019 года Маргус решил отказаться от просветительной работы, сначала на год. Во избежание лишних вопросов он все-таки отметил в отчете часы и время от времени занимался проповедованием с членами семьи или старейшинами. Какового же было его удивление, когда при общении с членами других конфессий он узнал, что там контроль отсутствует: ”Никто не должен отчитываться, если месяц не посещал приход. Человек ходит тогда, когда хочет или может. Контроль заключается и в том, что общаться рекомендуют только с другими свидетелями Иеговы. Если у тебя возникает свое мнение или ты отклоняешься от официального учения, то тебя критикуют. Наблюдают, что вы лайкнули в Facebook, и если это что-то неподходящее, то интересуются, почему вы это сделали. Хотя утверждается, что в приходе все происходит на добровольной основе, на самом деле ты в своем решении не свободен. Тотальная промывка мозгов происходит”.

В начале этого года Маргус окончательно почувствовал, что не может относиться к учению серьезно и должен уйти из прихода. А это означает и разрыв отношений с семьей. ”Поскольку я больше не разделяю их идеологию, им следует держаться от меня подальше. Иначе начнут сторониться их самих”, — поясняет мужчина. Он утверждает, что именно страх не дает людям уйти из секты. ”Но они же врут всем: они свидетели Иеговы не по вере, а из-за страха”, — уверен он.

Ситуацию осложняло и то, что Маргус жил вместе с родителям. Кроме того, он не хотел их огорчать: ”Я хотел их оградить от этого, так как уйти из прихода — это самое худшее, что ты можешь сделать для своей семьи. Но в определенный момент я понял, что не могу так жить вечно”.

23 февраля Маргус последний раз участвовал в собрании. После он пришел домой и разослал 70 членам прихода длинное письмо с описанием своих подозрений и сообщил, что уходит. Ни одного ответа не последовало. Через день он сообщил о желании покинуть приход двум старейшинам и надзирателю округа.

По правилам, Маргус должен был предстать перед правовым комитетом и ответить на вопросы. Эта идея была ему не по душе, но он решил пойти навстречу приходу в последний раз. ”Из-за уважения к старейшинам прихода, но не к секте. Я сказал, что не признаю их авторитет и принял решение”.

27 февраля на общем собрании сообщили об уходе Маргуса. Раньше Маргус сам время от времени слышал подобные сообщения, но всегда думал, что за отлучением кроется какой-нибудь проступок.

После ухода его жизнь сразу же изменилась. ”Я был привидением в своем собственном доме. Иногда они здоровались, но обычно нет. К счастью, у меня остались мирские друзья. Их поддержка мне очень помогла”, — отмечает мужчина.

4 мая Маргус съехал из дома и стал жить у бабушки. В конце мая он впервые поздравил ее с днем рождения и впервые разделил с ней именинный торт.

”Самое грустное, что если я когда-нибудь женюсь, то на свадьбе не будет моей семьи. И если у меня будут дети, то они их не увидят”, — рассуждает Маргус. Он говорит, что с бывшими свидетелями Иеговы такое случается.

”Это не запрещено. Они [бабушки и дедушки] могут общаться, но бывшие свидетели Иеговы не горят желанием пускать к ним своих детей, так как боятся промывки мозгов и не хотят своим детям такого детства, какое было у них самих. Если встречаться с внуками, то придется встречаться со своими детьми, а этого родителям [бывшего свидетеля Иеговы] делать нельзя, поэтому и встреч со внуками не происходит”.

Маргус рад, что теперь может мыслить свободно: ”Когда я просыпаюсь утром, то сам решаю, что буду сегодня делать. А раньше думал только об одном: надо ли сегодня проповедовать, идти ли со стендом на улицу или отправиться по квартирам”.

По словам пресс-секретаря Свидетелей Иеговы Тана Силликсаара, сразу они согрешившего человека из своих рядов не исключают, но если кто-то ”повадится нарушать библейские моральные нормы и не раскаивается”, его отлучают от прихода и начинают избегать, так как этого требует Библия.

”Как же быть, если отец отлучен, а его жена и дети по-прежнему являются свидетелями Иеговы? Его религиозные связи с семьей разрушаются, но семейные остаются. Супружеские отношения и естественная семейная привязанность и общение остаются”, — отмечает Силликсаар.

По его словам, отлученный может посещать собрания, и его всегда ждут обратно, если он изъявит искреннее желание жить по библейским заветам.

”Тем не менее, старейшины прихода не имеют права никого заставлять оставаться свидетелем Иеговы. Каждый делает свой религиозный выбор сам. Мы хотим, чтобы те, кто служит Богу, делали это с удовольствием и от всего сердца”, — говорит представитель религиозной организации.