Не помогли ни словом, ни делом. Дочь вспоминает, как ее больную раком мать из больницы фактически отправили домой умирать

 (73)
Vändra Tervisekeskus
Vändra TervisekeskusFoto: Rauno Volmar

За четыре недели до смерти отощавшую и находящуюся не в состоянии передвигаться больную раком женщину выписали из больницы. Хотя в стране есть много услуг для больных раком, нуждающиеся в помощи их редко получают, пишет Eesti Ekspress.

Когда Кайса, мать двоих маленьких детей, услышала приуроченную ко Дню независимости речь Керсти Кальюлайд, у нее сложилось чувство, что говорит о ее матери: "Болезни неизбежны. Но никак нельзя признать неизбежными ситуации, когда в тяжелый момент жизни человек остается без помощи".

Кальюлайд обратила в своей речи внимание на тех, кому приходится самостоятельно заботиться о больных близких. В семье Кайсы именно это и произошло, когда ее больную раком 68-летнюю мать Малле внезапно выписали из больницы домой.

Страшная болезнь

У женщины, проживавшей в Вильянди был рак матки финальной стадии. В ноябре прошлого года ее состояние резко ухудшилось, появились воспаления, температура и пищевые расстройства. Так как Кайса живет с сыном Таллинне, то за матерью пришлось ухаживать ее отцу-пенсионеру.

Кайса ездила к родителям так часто, насколько позволяло время. "Моей главной проблемой было то, как справиться с тем, что человек не ест", — дочь боялась, что если мать станет совсем слабой, то болезнь будет необратимой.

В конце ноября Малле попала с высокой температурой в больницу, где она провела девять дней. Кайса надеялась, что там наконец займутся проблемами с питанием матери, но не тут-то было. Больной женщине просто три раза в день приносили еду, а потом уносили, игнорируя факт, что она к ней не притрагивалась.

В декабре Малле попала в травмпункт Вильяндиской больницы в связи со слабостью, плохим самочувствием и сложностью в прием пищи. Но в итоге ее отправили обратно домой, не дав родным никаких наставлений о том, что делать в подобной ситуации.

Чуть позже у женщины снова возникла серьезная инфекция, ее без сознания доставили в больницу. Когда Кайса поинтересовалась у врачей, что делать с матерью, ответ был неутешительным: "Сказали, что ничего нельзя сделать, это рак. Вы должны с этим смириться".

Сама захотела домой

К концу декабря Малле уже не могла ходить, она обессилела и находилась в депрессии. В эти дни дочь каждый день звонила в больницу, пытаясь узнать, что можно сделать, чтобы мать начала ей. Однако решения у врачей не было.

После Нового года женщину внезапно выписали из больницы, причем никого не заботило, кто будет ухаживать за ней дома, мыть ее и кормить. Кайса утверждает, что ей даже никто не сказал, как нужно ухаживать за больной.

Врач Вильяндиской больницы Катрин Пылд утверждает, что женщину отправили домой, так как она сама этого пожелала после прохождения лечения в больнице, что подтверждает документация: "По окончании активного лечения пациента нельзя против воли отправить в хоспис или на уход".

А между тем Малле передвигалась на инвалидной коляске. Поход в туалет был настоящим испытанием. Она больше не могла самостоятельно мыться. ОНа должна была принимать лекарства по графику, но не принимала, либо глотала двойную дозу, вызывавшую галлюцинации и ухудшавшую проблемы с питанием.

Малле часто спрашивала, умрет ли она, неужели настал конец? Дочь ей не отвечала, да и не знала ответа. Она лишь думала, неужели в Эстонии действительно нет таких мест, где за раковыми больными достойно ухаживают, или хотя бы консультируют близких о том, как ухаживать за больными на дому.

"Неизлечимо больных отправляют домой "выздоравливать"

Когда мать окончательно перестала есть 4 января, Кайса начала расспрашивать врачей, что можно предпринять. Тогда-то ей и посоветовали обратиться в целевое учреждение Vähihaigete Toetusravi, оказывающее паллиативное лечение. Она была удивлена, что в Вильянди вообще есть такая услуга, ведь раньше в больнице ей никто об этом не говорил.

Именно такое лечение и нужно было ее матери — уход и психологическая поддержка. Однако радоваться было рано — ЦУ в тот момент не принимал новых пациентов, потому что их договор с Больничной кассой закончился, и они находились в процессе получения нового, который начал действовать только 10 января.

В качесвте крайней меры Кайса обратилась к врачу, лечившему ее мать, онкологу Клиники Тартуского Университета Тыну Йыги. Это помогло — сначала Малле поместили в отделение онкологии Клиники ТУ, а потом направили на стационарный сестринский уход. Там-то больная и ее близкие впервые смогли поговорить с душепопечителем.

В итоге Малле все же скончалась.

"Мораль истории такова, что если в Тарту и Таллинне больницы компетентны в уходе за такими больными, то вне этих городов по-прежнему царит такое отношение, что неизлечимо больных отправляют домой "выздоравливать", а необходимая информация не доходит до нуждающихся в помощи", — констатирует Кайса.