ЛГБТ-молодежь Эстонии сталкивается в школе с травлей, гомофобией и трансфобией. Как от учеников, так и от учителей


Vägivald
Koolivägivald (lavastus)Foto: Anni Õnneleid

ЛГБТ-ассоциация Эстонии исследовала школьную среду, в которой учится молодежь ЛГБТ+. Выяснилось, что ученики, являющиеся представителями сексуальных и гендерных меньшинств, не могут чувствовать себя в школе хорошо и безопасно, поскольку их травят из-за сексуальной ориентации или гендерной идентичности, а учителя и другие сотрудники предпочитают не пресекать вербальную агрессию.

В рамках исследования был опрошен 561 ученик. Более половины из них признали, что слышали гомофобные высказывания от учителей или иных сотрудников школ. ”Это так по-гейски”, ”лесбуха”, ”п*дар” — слова, которые используют в качестве ругательств, зачастую не зная их истинного значения.

Исполнительный директор ЛГБТ-ассоциации Эстонии Кристель Раннаяэре поведала, что люди, использующие подобные словоформы с целью обидеть, даже не представляют, насколько это больно для представителя сексуального и гендерного меньшинств. ”В школах о сексуальных и гендерных меньшинствах говорят мало, кроме того, критикуют и единичные учебные материалы, в которых пишут о различных типах семьи и отношений”, — добавила она.

Читайте также:

О разных видах любви в школах говорят скорее мало — это подтвердила участвовавшая в исследовании молодежь. Помимо этого, сотрудники школ не всегда вмешиваются в травлю, связанную с негативным отношением к ЛГБТ+. 61% ответивших утверждает, что школьные работники, слышавшие оскорбления, никогда не вмешивались.

Вмешательство же зависит от двух факторов: сознательности и разницы поколений. Средний возраст учителя в Эстонии высок, и они выросли в ином мире, объяснила Раннаяэре. ”Тогда информация о сексуальных и гендерных меньшинствах была совершенно иной”, — добавила она. „Разумеется, для кого-то тема ЛГБТ+ была и остается очень острой, но при работе с молодежью надо оставаться профессионалом”, — пояснила Раннаяэре. Она и сама работает учителем.

Молодые люди и девушки, отвечавшие на вопросы, привели примеры: как учителя говорили о сексуальных и гендерных меньшинствах. ”ЛГБТ — болезнь, которую надо лечить”, — полагает один учитель. ”Во внеурочное время учителя зачастую говорят о ЛГБТ негативно: какие они неправильные, ужасные, извращенцы”, — рассказал ученик о других педагогах. ”Мне вспоминается случай из основной школы, когда учительница английского 45 минут потратила на критику гей-парада. А еще ей не нравился Закон о сожительстве, и она всему классу рассказывала, что брак должен быть исключительно между мужчиной и женщиной”, — поделился еще один учащийся.

Подобное поведение можно изменить через внедрение в обычные уроки тем о меньшинствах. ”Так не выйдет — устроить одно-единственное обучение для учеников-учителей”, — объяснила Раннаяэре.

Если в школе молодежь слышит негативные высказывания на тему гомоcексуальности или трансгендерности, это может кончиться принятием травли за норму. Создается впечатление, что насилие по отношению к молодежи ЛГБТ+ как-то оправдано.

68 процентов из опрошенных в течение последнего учебного года лично сталкивались с психологическим насилием из-за сексуальной ориентации, гендера или же гендерного самовыражения. Например, такая молодежь не была задействована в общих мероприятиях, им угрожали, издевались, а также распространяли слухи.

К каждому пятому эстонскому ученику-представителю ЛГБТ+ применялось и физическое насилие. Каждый третий был жертвой сексуальных домогательств, например, когда его трогали против его воли. Ученики не хотят особо об этом распространяться родителям или в школе — это делал лишь каждый третий. В среде подростков ЛГБТ+ бытует мнение, что тогда возникнет еще больше проблем. Кроме того, у некоторых подростков члены семьи — также гомофобы и трансфобы.

Подобная травля неизбежно оставляет следы. В результате исследования выяснилось, что молодежь, которую дразнили больше среднего, в два раза менее готова продолжать учебу — в профтехе или в университете. У таких молодых людей и девушек — хуже успеваемость, выше показатели депрессии и низкая самооценка.

Только треть подростков ЛГБТ+ считают, что одноклассники их принимают — полностью или в достаточной мере. Представители Ассоциации планируют встретиться с чиновниками из Министерства образования и науки, чтобы исправить ситуацию. ”Пример могут подать Министерство образования и школы, больше говоря на эти темы”, — считает Раннаяэре. Например, одна из возможностей — чтобы директор или министр заявили, что поддерживают молодежь ЛГБТ+. ”Не припомнится, чтобы кто-то из них это сделал. Никто не осмеливается признать, что молодежь ЛГБТ+ — часть школы, и мы заинтересованы в ее безопасности”, — добавила исполнительный директор.

Ассоциация планирует сотрудничать с министерством, школами и вузами, чтобы значительно снизить насилие, применимое к молодым представителям ЛГБТ+. ”Молодежь ЛГБТ+ — это не мировоззренческий вопрос. Они — молодые, уязвимые, на чаше весов — их будущее. Мне думается, что каждому из нас хочется, чтобы наша молодежь могла безопасно ходить в школу, позже — учиться в профтехе или вузе и делать карьеру”, — заявила Раннаяэре. Исследование планируют повторить через несколько лет, чтобы узнать, изменилась ли ситуация в сфере эстонского образования вокруг молодежи ЛГБТ+.

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.