Кассиры супермаркетов: мы не герои, а рабы

 (83)
Кассиры супермаркетов: мы не герои, а рабы
Foto: Priit Simson

Издание Eesti Päevaleht решило спросить у продавцов больших магазинов, чувствуют ли они себя героями. Ответы оказались безрадостными.

Maxima благодарит своих работников как в интернете, так и посредством наружной рекламы: ”Спасибо героям!”. Rimi также через громкоговорители в своих магазинах выражает благодарность сотрудникам. Сеть Selver решила не отставать и сообщила о готовности в случае необходимости оказать работникам психологическую поддержку. Посыл сетей понятен: нам не безразличны наши сотрудники и мы гордимся ими.

Что же думают сами герои? Кайре Якобсон — владелица магазина сидров Siidrimaja. Ее дело сильно пострадало уже в самом начале коронакризиса, поэтому, чтобы прокромиться, Яакобсон устроилась продавцом в Rimi. "Я бы не сказала, что работодатель заботится обо мне”, — говорит женщина.

Читайте также:

"Да, на кассах установлены защитные перегородки, но сделано это было лишь через две недели с начала кризиса”, — приводит она в пример. Маски тоже выдали, но не в таких количествах, чтобы менять их каждые несколько часов. То же касается дезинфицирующих средств. Да и в общем эти мероприятия женщина связывает не с заботой о людях, а с необходимостью выполнить распоряжения правительства.

Есть у Якобсон и другие претензии. ”Однажды к моей кассе подошел человек с явными признаками болезни, с кашлем и насморком. У меня не было защитной перегородки, и когда он стал кашлять мне прямо в лицо, я оторопела. Я даже не запомнила, заплатил он за товар или нет, но вечером у меня не сошлась касса, а разницу продавцы платят из своего кармана. Я поинтересовалась, имею ли я право отказаться от обслуживания человека, который пришел больным. На что мне ответили, что все клиенты равны”.

И, конечно же, зарплата. ”Я тружусь, чтобы сеть получала прибыль. У меня нет права отказаться обслуживать больного человека. У меня 12-часовые рабочие дни, конкретное время для пауз и полчаса обеденного перерыва, за которые ты только и успеваешь, что проглотить свой обед. И за это я получила в марте 660 евро, в апреле — 720 евро брутто, из которых еще вычитаются налоги”.

”Как ты можешь быть героем, не имея своей мотивации? Мне кажется, ты можешь быть героем, если делаешь что-то по собственной воле. Если я прыгаю в воду, чтобы кого-то спасти, то я — герой. Или если прилагаю все усилия, чтобы спасти Siidrimaja, то я тоже, может быть, — герой. Но сделать так, чтобы работодатель заставил меня почувствовать себя героем, невозможно”.

"Это рабский труд”, — характеризует женщина работу продавца. Сейчас она продолжает работать в Rimi, но уже старшим комплектовщиком отдела продаж э-торговли.

По словам председателя союза работников сферы обслуживания и торговли Элле Пютсепп, как минимум в начале кризиса торговые сети оставили своих работников один на один с проблемами, да и сейчас много недочетов. Она отмечает, что для медицинских работников государство с самого начла сделало все возможное, чтобы обеспечить их средствами индивидуальной защиты. А вот работникам торговли, которые тоже оказались на передовой, повезло меньше. ”Правительство не дало четкого сигнала, как действовать, и работодатель поступал так, как считал правильным, и многое осталось несделанным. До распоряжения правительства во многих магазинах не было ни дезосредств, ни средств личной защиты”, — говорит Пютсепп.

”Никто не подумал о том, что у продавца тоже должно быть место для ночлега, если он хочет или вынужден оградиться от семьи”, — приводит она в пример.

К настоящему моменту ситуация стала лучше, однако проведенные управами столичных районов рейды показали, что по-прежнему имеются проблемы с доступностью средств дезинфекции, выполнением правила 2+2 и расставленным в проходах товаром, из-за чего работникам зала и клиентам приходится практически прижиматься друг другу.

Своим видением ситуации с изданием поделились и сами продавцы. Все они пожелали остаться анонимными.

Продавец №1

Я себя героем не ощущаю. У меня такая работа, что я должна находиться на кассе, за столом информации или у касс самообслуживания. Да, некоторые клиенты благодарят за то, что я работаю во время кризиса. Но эта благодарность мне ничего не дает. Я не спасаю жизни и не делаю ничего такого. А вот оскорбления со стороны клиентов получаю.

Кажется странным, но факт. Один проживающей неподалеку от магазина клиент даже ударил меня по лицу, когда я попросила его войти через обычный вход, а не протискиваться сквозь других клиентов, чтобы быстрее попасть в алкогольный отдел.

Много говорится о том, чтобы люди платили банковской картой. Не понимаю, откуда берутся эти клиенты с 500-евровыми купюрами. Такое случается часто, хотя работаю я не в центре Таллинна. И почему вообще сейчас пользуются наличностью? Почему люди не понимают, что это рассадник бактерий и вирусов?

Также много говорилось о том, чтобы пожилые люди совершали покупки в первой половине дня. Однако большая часть ”просыпается” только после обеда и в час пик стоит в очереди вместе с остальными.

Продавец №2

Я хочу рассказать о магазине Selver. Эта сеть оказалась одной из последних, кто предоставил своим работникам макси и защитные перегородки. Хорошо, если в конце апреля. Все другие сети к этому моменту уже это сделали. Эта система полностью сгнила. Тех, кто взял из-за коронавируса больничный, пришлось заменять тем, кто больничного не взял, потому что не мог этого себе позволить. Знаю нескольких человек, кому пришлось ходить с симптомам заболевания на работу, так как они не могли себе позволить, чтобы из 650 евро, которые получает кассир, еще что-то вычиталось. Заведующие закрывали на это глаза, ведь в противном случае работать было бы просто некому. А те, кто работали, делали это, нарушая закон о рабочем времени и времени отдыха. Еще нам говорили, что обороты уменьшились и надо радоваться, что ничего не урезают. За что?

За то, что мы ходили на работу и работали, в том числе за тех, кто находился на больничном? Тотальный моральный террор. В то же самое время Selver скупает всевозможные другие сети. А зарплаты платить не может. Вероятнее всего, просто не хочет.

Продавец №3

Я работаю в большом продуктовом магазине. Думаю, что все продавцы, работающие во время эпидемии, одновременно и жертвы, и герои. Мне 31 год, моему ребенку четыре года, и я каждый раз, отправляясь на работу, держу кулаки, чтобы не притащить заразу домой. Очень боюсь этого. […] У нас есть маски и резиновые перчатки, но находиться в них 12 часов очень сложно.

Ребенок у меня подвержен аллергиям, и если бы я могла, то осталась бы дома. Герои мы потому, что идем на работу, заполняем полки и обслуживаем людей. Очень сложно улыбаться им и делать вид, что все хорошо. Морально это очень выматывает, но я благодарна, что у меня есть работа.

Продавец №4

В торговле, то есть на передовой, я работаю уже шесть лет. Как я могу гордиться своей ролью, если это обязанность? Есть ли у меня выбор не идти на работу? Нет. Во время кризиса некоторые клиенты действительно благодарят, но где они были раньше? По ту сторону от прилавка, где клиенты кричат и ругаются, что работников мало и очереди большие?
[…]
Между собой клиенты придерживаются правила двух метров, но когда доходят до меня, то приближаются очень близко и разве что не дышат в затылок и не понимают, что я нахожусь в группе риска. Я могу заболеть. Эти клиенты, нарушающие личное пространство, не понимают, что даже если они не больны, они могут являться переносчиками. Часть меня действительно думает, что я — герой, а часть, что — нет. Трудно гордиться своей работой, когда всегда есть люди, которые не умеют этого ценить, ни в кризисной ситуации, ни после. Всецелого уважения к продавцам не будет никогда, вне зависимости от ситуации. И это печально.

Продавец №5

Сразу скажу, что не чувствую себя ни героем, ни жертвой. Я работаю в продуктовом магазине, и такой работы не пожелаю даже врагу! Особенно во время всей этой белиберды с ”короной”. С объявления чрезвычайного положения наша нагрузка выросла в четыре раза. Самое ужасное до сих пор — нехватка работников. Все должны выполнять работу за десятерых. Носиться как угорелый и ишачить, чтобы полки не были пустыми. Если товара не хватает, то кассиры получают от клиентов по башке, хотя кассиры не отвечают за заказ товаров. Обороты магазинов удвоились. Но никаких премий, никаких доплат. Только длинные дни и кричащее начальство. Никто из руководства не думает о работниках. Не думает о том, что именно мы делаем им оборот. Сами-то они сюда сидеть не придут!

К концу смены у меня начинают болеть спина, руки и ноги. На выходных смена длится 14-15 часов, работников еще меньше, и тебе приходится все делать самому. Принять товар, расставить. Скидки и прочее. У нас все это на выходных делает один человек.

Работодатели могли бы подумать о работниках тоже. Не обязательно платить премию круглый год, но в такое время можно было бы пойти работникам навстречу. Мы пашем, а вы сидите и указываете пальцем издалека. Вы не подвергаете опасности свое здоровье, а мы подвергаем!

Уважаемые читатели, если вы хотите поделиться своей историей, пишите на rus@delfi.ee

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.

Еще больше новостей про коронавирус читайте ЗДЕСЬ.