Касса по безработице объявила женщину с осложнениями после онкологии трудоспособной и лишила медстраховки

 (92)
Касса по безработице объявила женщину с осложнениями после онкологии трудоспособной и лишила медстраховки
Tiit Blaat

Несколько лет назад у 60-летней Тийны диагностировали рак груди. Несмотря на то, что опухоль удалили, через полгода у женщины распухла рука и образовалась лимфедема, пишет Eesti Päevaleht.

Это означало, что вместе с опухолью была вырезана большая часть лимфоузлов, и три оставшихся не справляются с нагрузкой. ”Это пожизненно, и мне постоянно надо ходить на лимфотерапию и платить за нее, в основном, из своего кармана”, — рассказывает Тийна.

Несколько лет назад у Тийны разрушилась сетчатка правого глаза. Ей сделали три операции под наркозом, но поскольку это не помогло, то заменили хрусталик. ”Зрение немного улучшилось, но картинка все равно размытая. Мне противопоказано поднимать тяжести, нагибаться. Если долго смотреть на что-то, начинает болеть глаз”, — говорит она. Кроме этого, женщина страдает от болей в спине, а после долгого стояния или ходьбы начинают болеть ноги.

У Тийны своя маленькая фирма. Несмотря на то, что она продолжает работать, из-за проблем со здоровьем в последние годы не может заработать столько прибыли, чтобы ежемесячно выплачивать себе зарплату.

После операции по удалению опухоли Тийне была назначена нетрудоспособность в размере 80%, позже — 60% и 40%. В конце прошлого года подошло время проходить очередную оценку, уже по новой системе, и врач Dorpat Tervis OÜ вынес вердикт: трудоспособность не снижена. Таким образом, женщина осталась без частичной нетрудоспособности и без пособия на трудоспособность, а в следствие этого — и без медицинской страховки.

В своем заключении эксперт, помимо прочего, например, отметил, что поскольку Тийна последнее время не посещала окулиста, то и с глазом у нее все хорошо. Сама женщина говорит, что, во-первых, к специалисту попасть не так просто и она пыталась сделать это уже много раз. А, во-вторых, если проблема хроническая, то не обязательно постоянно ходить с этим к врачу. ”Создается впечатление, что в моем случае он вообще не вникал в диагноз”, — говорит она.

Kolmandik vähenenud töövõimega inimesi kukub töötukassa arvestusest välja. Graafika: Toom Tragel

Несмотря на то, что у Тийны все же были установлены кое-какие ограничения в нескольких подлежащих оценке областях (например, работа руками и общение (зрение, слух и речь)), друг с другом они не суммируются и по новой системе подсчета дают в результате ноль. Получается, что, несмотря на признание Кассой по безработице наличия ряда ограничений, вместе они сложены не были и женщине назначили полную трудоспособность.

Раннее один из экспертов уже говорил изданию, что такая система оценки однобока, потому что, если у человека наблюдается несколько небольших проблем сразу, то вместе они в совокупности на его трудоспособность все же влияют.

По словам представителя Кассы по безработице Сирлис Сымер-Кулл, если человека признают трудоспособным, то это не значит, что он полностью здоров: ”У него могут в связи с состоянием здоровья наблюдаться ограничения, но они легкие и не мешают работать. Поэтому только лишь диагноз или то, что сколько лет человек болел, не обязательно означает частичную трудоспособность”.

”У человека могут наблюдаться легкие ограничения, которые влияют на его повседневную жизнь. Например, ограничения на определенные движения, совершение определенных действий, если эти ограничения легкие и не влияют на общую трудоспособность. Отсюда исходят и требования к условиям труда. Следует избегать работы, где необходимо, например, поднимать что-то, находиться в принудительном положении и прочее. Оценивается не трудоспособность на конкретном месте или должности, оценивается общая трудоспособность ”, — пояснила чиновник.

Также она сказала, что в подобных случаях люди могут встать на учет в Кассе по безработице и воспользоваться ее услугами, в том числе в течение 270 дней получать около 160 евро пособия по безработице ежемесячно. В это время действует и медицинская страховка.

Тийна же говорит, что не хочет закрывать фирму и идти садиться кассе на шею. ”Я хочу делать работу, которую умею и которая мне по душе. У меня нет этой работы каждый день, так что я не могу платить себе каждый месяц зарплату, которая гарантировала бы медстраховку. Но я не согласна просто тупо заниматься непонятно чем только из-за того, что государство меня отвергло”, — говорит она.

”У меня создается впечатление, что в нынешней системе те, кого оценивают, — лишь анонимные субъекты. Больше всего неприятно именно то, что для системы мы уже не люди, а просто набор цифр. Нам всем хотелось бы чувствовать, что мы живем государстве, которое заботится о людях. Сейчас я этого не чувствую”, — резюмирует Тийна.