Интервью с Керсти Кальюлайд: почему провалился флешмоб с фонариками? Почему зарплаты урезают, но люди не ропщут?

 (143)
Интервью с Керсти Кальюлайд: почему провалился флешмоб с фонариками? Почему зарплаты урезают, но люди не ропщут?
VPK

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд (50) в интервью Eesti Päevaleht ответила на множество житейских и политических вопросов. Связанных с коронакризисом и далеких от него. Начиная от домашних школьных работ своих детей и заканчивая возможностью повторного баллотирования на пост президента в следующем году.

Кто помогает вашим детям делать школьные задания?

Мы никогда не помогали детям делать домашнюю работу. Не помогаем решать математические задачки и сейчас, но всегда являемся благодарной публикой в случае игры на скрипке или пианино. Супруг ходит вместе с младшим ребенком на тренировку, старший мальчик справляется сам.

Вы можете часть работы делать в своем доме в Нымме, не всегда же должны ездить в Кадриорг?

На самом деле я еду в Кадриорг скорее для того, чтобы обеспечить себе хорошее качество связи. Довелось жить в таком месте, где связь не на высшем уровне. В некоторых уголках дома даже по телефону не поговорить. И, во вторых, играют свою роль и эти флаги за моей спиной. Поездка в Кадриорг не увеличивает риска заражения вирусом, потому что дом там в общем-то пустой.

Читайте также:

Зарубежных поездок нет. Много у вас отменных встреч, запланированных с глазу на глаз?

Их нет. Если исключить телевизионные выступления, то вся наша работа проходит в форме видеомоста и по телефону. В доме находится настолько мало людей, насколько это возможно.

Премьер-министр сказал, что ношение масок должно стать социальной нормой. Когда вы надеваете маску?

Ношу, когда направляюсь куда-то, где, по всей вероятности, не будет возможности выполнить правило двух метров: когда нахожусь в закрытом помещении — например, в транспортном средстве вместе с другими людьми. Не надеваю маску, когда передвигаюсь в лесу или где-то на природе, езжу на велосипеде.

Вы сами раздобыли маску или дождались от государства?

Приобрела маски из ткани на случай, если других не будет. Против чего-то они же помогают. Мы были готовы их стирать и гладить. К счастью, сейчас доступны и другие маски, хоть и не самые эффективные. Попробовав поносить произведенную в Эстонии маску типа FFP3, знаю, что это довольно тяжело. Мы должны понимать, что медработники трудятся в очень физически сложных условиях — дышать в такой маске это своего рода работа.

После одного вашего телевыступления Март Юур написал в социальных сетях: "Смотрю, что президент сама себе челку постригла. Или ребята из президентской канцелярии". Какой из вариантов правильный?

Оставим какие-то моменты в секрете.

По правде говоря, в разрешении кризиса у вас нет активной роли. Вы не почувствовали из-за этого некоторую неловкость? Может быть даже было чувство, что вы бесполезны?

Это не совсем так. Например, Кайтселийт не смог бы исполнять те функции, которые сейчас он исполняет, без подписи президента. Мы обсудили с министрами обороны и внутренних дел — кто, в каком количестве и на каких условиях будет действовать. Я являюсь частью процесса принятия решений.

Я обсуждала с руководителями фракций Рийгикогу работу парламента, побудила Рийгикогу работать, нести присущую парламентской республике ответственность. Обсудили поступившие в Рийгикогу антикризисные меры и мы вышли с посланием: если что-то в этих пакетах не предназначено для разрешения кризиса, то отложим лучше это в сторону. Очень много было разговоров с премьер-министром. Если возникает чувство, что какая-то мера требует более длительного обсуждения, то мы это обсуждали. И вчера обсуждали (интервью бралось 14 апреля — ред.). У нас идут продолжительные беседы на те темы, которые сейчас обсуждаются в Рийгикогу.

Я не чувствую, что у меня нет роли, но соглашусь, что эта роль — спокойная, консультационная, имеющая характер поддержки.

Акция с фонариками сошла на нет. Почему?

Флешмоб можно провести так сказать по указке "сверху" разок-другой — и будет уже видно, хочет ли общество присоединяться к нему или нет. Эстоноземельцы практичные: они нашли возможность приносить работникам больниц еду, добровольцы помогают пожилым и доставляют им домой продукты и лекарства. Тут и там используются волонтеры для того, чтобы убеждать пожилых: пожалуйста, не ходите в магазин! Люди помогали детям получить доступ к компьютерам, делали пожертвования учреждениям, находящимся на передней линии. Будем ли мы наряду с практической работой организовывать и флешмобы или нет — не так уж и важно.

Люди все больше интересуются, каков разумный баланс между предотвращением распространения вируса и ухудшением экономической ситуации. Сформулируйте его, пожалуйста.

Прежде, чем мы перейдем к разумному балансу экономики и здоровья, мы должны отметить противоречие в системе здравоохранения. Все тщательно следят за тем, сколько поступает в отделение экстренной медицины пациентов, которые могли бы пройти плановое лечение, то есть получить более быструю помощь через семейных врачей и плановое специальное лечение. Чтобы определить, где этот баланс, нужно собрать данные.

Другие страны уже делают послабления в тех ограничениях, до которых мы вообще еще не дошли. У нас сохранилось право в любое время передвигаться на улице - благодаря тому, что Эстония не так плотно заселена. Люди ходят на работу, экономика тотально не закрыта. У нас физически не ходит на работу только та треть общества, которая может работать удаленно. Мы достаточно дисциплинированно следуем введенным мерам. Картина хорошая, и в ближайшие недели есть причина вновь рассмотреть введенные ограничения.

Многие эстонские предприятия стали значительно сокращать зарплаты. Что за диковинка такая — этот эстонец, который позволяет урезать зарплату на 20-30%, особо при этом не ноет, а если и плачет, то дома в подушку?

Это показывает, что наши предприниматели способны адаптироваться, и наши люди ценят то, что их рабочее место сохраняется. Дело и в том, что у нас есть схожий опыт, вынесенный из предыдущего кризиса. Из-за желания войти в еврозону государство тогда не помогло человеку. Автоматические стабилизаторы были в то время слабыми, а кредит, чтобы их укрепить, мы не брали. Вхождение в еврозону обеспечило нам очень быстрое восстановление. Люди помнят, что быстрое восстановление возможно, если мы будем действовать сообща и будем гибкими.

2021 год не за горами. Будете вновь баллотироваться?

Не отвечу на вопрос, потому что это определят те месяцы, которые меня ждут впереди в данной должности.

Что предпримет находящийся в здравом уме человек, который был президентом, но, по своему решению или в результате выборов, больше им не является?

Многие люди, которые работали на видной должности, остаются один на один с этим вопросом с того самого дня, когда они приходят на такую должность. И я тоже. Меня спрашивали: "Тебе 30 лет и ты - советник премьера, а что ты будешь делать потом?" Я провела целых два срока в Европейской счетной палате и 12 лет отвечала на вопрос, что я буду делать после.

Потом будет всегда потом. Мне присуще делать с полной отдачей ту работу, которую я в данный момент делаю. Я не трачу ни одного процента своего времени, чтобы заниматься тем, что будет в будущем.

Вы могли бы серьезно рассмотреть возможность заняться партийной политикой? Вспомним, что когда вы стали президентом, то многие сожалели: ведь в вашем лице пропал отличный кандидат в премьер-министры.

Судьба формирует нас и нашу жизнь так, как она это делает. Посмотрим, как распорядится жизнь. Я в самом деле с большим удовольствием не занималась бы вопросами будущего. По большому счету, я никогда не была хорошим планировщиком карьеры. Иногда меня приглашали рассказать о планировании карьеры, а я всегда говорила: "Посмотрите на мой CV! Разве вы видите, что это как-то планируется? Ну нет же".

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.