Ильвес — о возвращении Кохвера: до последнего терзали сомнения, будут ли соблюдены все договоренности

 (77)
интервью
President Toomas Hendrik Ilves
President Toomas Hendrik IlvesFoto: Rauno Volmar

Пребывающий на генеральной ассамблее ООН в Нью-Йорке президент Тоомас Хендрик Ильвес сообщил в своем кратком интервью Eesti Päevaleht, что 26 сентября — не первый день, когда Эстония надеялась на обмен Эстона Кохвера, пишет Eesti Päevaleht.

Вы знали заранее, что именно 26 сентября Эстон Кохвер вернется домой?

Да, я знал, что субботним утром (26 сентября — прим. ред.) может наконец случиться то, чего вся Эстония ждала больше года.

В Эстонии по пальцам одной руки можно сосчитать людей, которые были в курсе всего происходящего. И вы — один из них. Насколько тревожной была для вас ночь на субботу?

Я пребывал в трепетном ожидании. Конечно, меня терзали сомнения: все ли получится на этот раз? Будут ли теперь соблюдены договоренности? Вступит ли сегодня (в субботу — прим. ред.) Эстон Кохвер наконец на эстонскую землю?

Дата освобождения Эстона Кохвера означает, что Россия до генеральной ассамблеи ООН, куда отправились как президент России Владимир Путин, так и министр иностранных дел Сергей Лавров, хотела убрать из повестки дня один несомненно важный дня нас пункт (а для одного из них неважный)?

Да ведь и России было ясно, что ставший неудобным для них вопрос придется рано или поздно решать. Эстонское государство все сделало для того, чтобы все решилось как можно скорее.

Для того, чтобы Эстон Кохвер вернулся домой, его должен был помиловать Путин. Для того, чтобы обмен состоялся, вы должны были помиловать госизменника Алексея Дрессена. В своем субботнем заявлении вы сказали, что самое главное было — вернуть Кохвера домой, но все же: насколько трудно было помиловать предавшего эстонское государство Дрессена?

Решение о возвращении назад сотрудника КаПо, которого похитили с эстонской территории и заключили под стражу в России, было само собой разумеющимся. Мы предприняли для этого необходимые шаги.

Алексей Дрессен иначе никогда бы не получил помилования от главы эстонского государства…

Конечно нет.

Подписание решения о помиловании было для вас самым эмоциональным решением за весь срок у власти?

В этом смысле — конечно. Это было реальной возможностью вернуть Эстона Кохвера домой. К Дрессену же я по-прежнему отношусь как к предателю, он остается человеком, предавшим Эстонию.

Ваша канцелярия сама общалась непосредственно с Кремлем?

Что же важно в конечном итоге? Чтобы два президента подписали решения с одним и тем же содержанием (о помиловании — прим. ред.), только лишь имена разные. И мы это сделали.

Кому вы скажете самые теплые слова благодарности в связи с высвобождением Эстона Кохвера?

Таких людей в Эстонии много, и я несомненно выражу им свою благодарность. Среди них, например, заведующая консульским отделом МИД Сигне Маттеус, которая много раз встречалась с Эстоном Кохвером в российских тюрьмах. Маттеус держала Кохвера в курсе происходящего дома и была связующим звеном между ним и родиной.

Я признателен также и нашим союзникам за значительную международную поддержку и, разумеется, всем эстоноземельцам, которые носили желтую ленточку или каким-либо иным способом выражали свою надежду на освобождение Эстона Кохвера.

Как вы думаете, случай с Кохвером был поучителен? И не только для сотрудников КаПо, но и для каждого жителя Эстонии?

ТОП

Самый большой урок — это систематичное и устойчивое сотрудничество нескольких ведомств и множества госчиновников во имя возвращения домой Эстона Кохвера. Это была непрерывная работа, требующая находчивости и изобретательности, и, как мы теперь знаем, она увенчалась успехом.

Министр внутренних дел Ханно Певкур на пресс-конференции символически передал свою желтую ленточку Эстону Кохверу. Сегодня (в субботу — прим. ред.) и вы сняли с груди свою желтую ленту. Кому вы ее отдадите?

Разумеется, супруге Эстона Кохвера. Она — смелая и стойкая женщина, чья надежда придавала сил и уверенности как семье Кохвера, так и многим другим.

Как эстонское государство и его люди могут помочь вернуться Эстону Кохверу к привычному нормальному ритму жизни?

Прежде всего стоит считаться с желаниями самого Эстона Кохвера: он не хочет становиться публичным персонажем. Дадим же ему достаточно времени, чтобы он смог снова привыкнуть и приспособиться к жизни в Эстонии.

Как министр внутренних дел Ханно Певкур, так и гендиректор КаПо Арнольд Синисалу поблагодарили эстонские СМИ за их отношение к проблеме. Как вы оцениваете поведение СМИ?

Бывали моменты, когда некоторые журналисты не понимали, что, если мы хотим быть успешны в плане международных отношений, не стоит говорить все и в открытую. Но в целом журналистика не обошла стороной Эстона Кохвера, что конечно же позитивный момент.

Что будет теперь делать Эстон Кохвер?

Эстон Кохвер был и остается сотрудником полиции безопасности.

Uudiskirja Üleskutse