Эстонский социолог: наши русские должны нести ответственность за сохранение Эстонского государства и культуры

 (217)
Эстонский социолог: наши русские должны нести ответственность за сохранение Эстонского государства и культуры
Foto: Andres Putting

Писатель и социолог Урмас Эспенберг пишет сегодня на эстонском Delfi, что 20 лет для истории одного государства — это небольшой срок, но достаточный для того, чтобы понять некоторые истины: бывший "хозяин" больше не вернется, а русские привилегии в Прибалтике исчезли навсегда.

"Многим эстонским русским кажется, что повторение 1940 года нереально. Они махнули на это дело рукой и начали интегрироваться. Учат язык и стараются влиться, хотя это непросто. Но известное количество русских все ждут чего-то и никак не рвутся интегрироваться".

"Наш национальный состав (26 процентов русских, 69 процентов эстонцев и пять процентов прочих) вызывает озабоченность, хотя в Латвии еще хуже. Критическая грань (10 процентов), которая позволяет провести относительно безболезненную интеграцию, заметно превышена. Это не позволяет эстонцам идти на значительные компромиссы и уступки нацменьшинствам, что, конечно, оставляет об эстонцах плохое впечатление за границей. Нас можно обвинить в закостенелости и в нежелании считаться с другими народами, однако, эстонцы ведут экзистенциальную битву за свое выживание".

Мифы об интеграции, от которых нужно отказаться

В своем мнении Эспенберг перечисляет некоторые мифы об интеграции. Так, по его словам, мифом является мнение, будто интеграция идет сама собой. Таким же бессмысленным мифом является ложное ожидание эстонцев, что русские однажды уедут отсюда, особенно, если среди них будет царить безработица и им будет трудно. Реальность, пишет социолог, показывает, что они не хотят никуда уезжать. Если и хотят, то только на Запад.

Третий миф, говорит Эспенберг, заключается в том, что Россия откажется от своего экспансионизма и доктрины ближнего зарубежья и начнет действительно поддерживать соотечественников, которых зовет обратно. "Даже если когда-нибудь к власти придет демократическое руководство, а путинская клика будет выброшена на свалку истории, поверить в это трудно".

Еще один миф состоит в том, что русский не способен выучить эстонский язык, поскольку тот слишком сложен. "Это можно понять только в случае с пожилыми людьми. Извините, но русских все же не следует считать дураками. Выучить эстонский язык для русских — сложно, но не невозможно. Другими языками они овладевают относительно легко. Проблема — в желании и установках".

И, наконец, миф о законе, устанавливающем формальное двуязычие, что якобы решит все межнациональные проблемы Эстонии. "Классическое двуязычие предполагает знание двух языков каждым жителем Эстонии, но на данный момент у обеих сторон отсутствует интерес и реальная необходимость знать два языка. Кроме того, язык межнационального общения в Эстонии уже есть. И это английский язык, что вообще предполагает трехязычность".

Важнейшие факторы интеграции

Самое важное, пишет Эспенберг, чтобы местные русские перешли в одну лодку с эстонцами. Их лозунгом, предлагает социолог, должно стать следующее утверждение: "Останемся русскими, но станем эстонцами!"

Эспенберг пишет: "Местные русские должны принять ответственность и прийти на помощь, чтобы вместе обеспечить сохранение уникального Эстонского государства и культуры. Эстонцам одним с этим не справиться, или, по крайней мере, на это уйдет бессмысленно много времени и ресурсов. Помощь приветствуется!"

"Противодействие русских портит внутренний климат Эстонии и тормозит экономический рост. Русским следовало бы сделать выбор (как тем, у кого в кармане российский паспорт, так и обладателям серого паспорта), что будет дальше, с кем и куда они хотели бы идти. Хотел бы я видеть свое будущее вместе с эстонцами или уйти на другие охотничьи угодья, будь то Европа, США, Канада, Австралия, или вернуться к корням, то есть, в Россию?"

Эспенберг говорит, что русских, которые сделают выбор в пользу Эстонии, нужно привлекать к жизни Эстонии, продвигать их в экономике, политике, масс-медиа, а также в развлекательных СМИ. Что касается последних, то Эспенберг привел в пример такие имена, как Ирина Скульская (в оригинале именно так — прим. ред.), Виктория Ладынская, Виктория Корпан, Павел Иванов. В политике, по мнению Эспенберга, бросается в глаза молодой политик Сергей Метлев. Хорошими примера успешной интеграции также являются такие сферы как спорт и культура.

Часто, пишет социолог, интеграция идет через любимую работу, и здесь можно привести такие имена как Димитрий Демьянов, Анна Леванди, Алексей Туровский, Борис Дубовик.

Эспенберг также говорит, что ценным источником интеграции является личная жизнь — любовь, дружба, семья. Фирмы, где вместе работают эстонцы и русские, также являются хорошим примером интеграции.

Социолог также вопрошает, зачем привозить "мусульман и рабочие руки из черной Африки" — людей, которые не смогут приспособиться здесь ни в культурном, ни в климатическом отношении. "Ключ к нашему будущему — это союз и сотрудничество эстонцев, русских и других национальностей, а не сепаратизм. Это наша особенность, которая обогащает!"