ЭКСПЕРИМЕНТ: Сбор клубники — рабский ли это труд?

 (37)
ФОТО и ВИДЕО
Väike puhkepaus pärast järjekordsete vagude seljatamist.
Väike puhkepaus pärast järjekordsete vagude seljatamist.Argo Ingver

Руководство EKRE утверждает, что сбор клубники — это рабский труд и призывает вместо украинцев нанимать местных и платить им нормальные деньги. По словам производителей, далеко не все безработные способны справиться со столь тяжелой работой. Издание Maaleht решило проверить, действительно ли это так сложно.

”Обычно мы собираем с лежков, но первую клубнику, если ее мало, собираем и вручную, — рассказывает хозяйка расположенного в Тартумаа хутора Лаари Кадри Небокат, куда журналист и летний репортер издания отправились для проведения эксперимента. — Собирать вручную намного труднее, и более четырех часов мы работать не даем. Рабочий день при сборе с лежаков составляет восемь часов, дружинники выдерживают по шесть часов”.

Далее повествование ведется от имени журналиста:

Нам выдают корзины, инструктируют и показывают борозды. Они такие длинные, что конца и края не видно. Перед тем, как в них погрузиться, надо надеть синие перчатки.

Читайте также:

Красных ягод относительно мало. Поскольку весь собранный нами урожай будет продаваться на следующий день на тартуском рынке, а собранные ягоды имеют свойство дозревать, то мы собираем и не совсем созревшие. Говорят, что ягоды из Испании, когда их собирают, совсем белые, а дозревают они уже по пути к нам.

Я резво двигаюсь по бороздам, но очень мешают мухи и слепни. Днем обещают 30 градусов, а на солнце очень жарко. После часа работы начинает течь пот, попадая в глаза. Приятный ветерок и сладкие ягоды скрашивают картину и корзины наполняются.

После второго часа работы становится трудно разогнуться. После третьего часа приходит Кадри и говорит, что если спина не выдерживает, мы можем закончить. Мы чувствуем себя на удивление хорошо и продолжаем. На другом конце дороги заканчивает работу трактор с лежаками. Таких на хуторе Лаари три, каждый вмещает 14 человек. Сегодня работает семь человек. А до этого всего три, так работников просто не было.

На самом деле из Украины должен был приехать 51 человек. Уже зимой им оформили документы и заказали бытовки для ночлега. Но эти планы рухнули, как и у других производителей клубники.

Спустя четыре часа я начинаю понимать, что силы заканчиваются. Последняя борозда еще не пройдена, поэтому бросать нельзя.

Я теряю свои лидирующую позицию и Анналийза, которая вдвое моложе, обходит меня. Борозда тем временем заканчиваться отказывается. К счастью, с другого конца на помощь приходит Анналийза.

Теперь у меня одно желание: искупаться! Эмоций нет, я ничего не чувствую. Сажусь в конце борозды и просто сижу.

Мы справились с бороздами, которые нам поручили, за четыре с половиной часа. Если бы после четырех часов работы можно было сделать длинную паузу, то конец не был бы таким ужасным.

Больше всего я боялась, что будет сильно болеть спина и на следующее утро я не смогу встать с кровати. На удивление со спиной ничего не произошло, так что вечером я даже смогла покрыть маслом террасу.

Потом поясница немного давала о себе знать, но не больше, чем после хорошей тренировки. Зато я вся сгорела. Хотя перед тем, как отправиться на поле, я обмазалась кремом с защитным фактором 40, это не помогло.

Так что на следующий день на поле я бы не вернулась, поскольку даже в одежде с длинными рукавами находиться на солнце было невыносимо. Но на лежаке, куда не светит солнце, можно было бы попробовать.

За свою работу мы получили на руки по четыре евро за час. Рабский ли это труд? Несомненно, нет. Но тело должно привыкнуть. Как и к любой другой физической работе, которую ты раньше не выполнял. Оплата такая же, как и в случае другой подобной работы, которая не требует длительного обучения или образования.