Адвокат Эстона Кохвера — Delfi: мы с ним говорили о хоккее, о детях, о жизни

 (21)
Jevgeni Aksjonov
Jevgeni AksjonovFoto: Urmo Soonvald

Сотрудник полиции безопасности Эстонии Эстон Кохвер до сих пор находится в московском СИЗО "Лефортово". Его обвиняют в шпионаже, нарушении государственной границы и контрабанде оружия. Адвокат Кохвера Евгений Аксенов рассказал Delfi, что сейчас происходит с Кохвером и как его содержат.

Месяц назад газета Eesti Päevaleht писала о том, что Эстен Кохвер не хочет с вами сотрудничать. Вы могли бы прояснить ситуацию? Каковы были главные проблемы? И что происходит сейчас?

Я поясню, что это касается того, что Эстон Кохвер обладает воинским званием, у него есть свои обязательства перед своей страной о неразглашении своей тайны, поэтому, даже защищаясь от предъявленного ему обвинения, он не может говорить все, что, может быть, можно было бы сказать в случае, если бы он, например, был гражданином России, поэтому он говорит только то, что считает нужным говорить.

Читайте также:

Я как адвокат предлагаю ему какие-то пути для выработки позиции защиты, с какими-то он соглашается, с какими-то не соглашается, потому что он не может ими воспользоваться как гражданин Эстонии, как офицер, который давал присягу. Поэтому здесь вопрос не в том, сотрудничает он со мной или не сотрудничает — я как адвокат не занимаюсь сотрудничеством, я предлагаю какие-то варианты защиты, а он выбирает, какими он может воспользоваться, а какими не может.

То, что он не говорит, может ли это способствовать более скорому возвращению в Эстонию?

Знаете, у судьи свое мнение на этот счет, у адвокатов — свое, у человека, которого обвиняют, — свое мнение. Что будет думать судья, я не могу предполагать.

Когда вы в последний раз виделись с Эстоном Кохвером? Что он рассказывал о своих мыслях, эмоциях, о том, что с ним сейчас происходит?

15 мая. Он выглядел нормально. Самочувствие нормальное. Я спросил — кто в камере, он сказал, что тот же сосед. По телефону у него были разговоры с семьей. Консул периодически приходит, как положено, — два раза в месяц. Он спрашивал, когда начнется судебный процесс.

Когда же начнется судебный процесс, в ходе которого ему будут предъявлены окончательные обвинения?

Я думаю, что, скорее всего, в первых числах июня. Я так предполагаю, потому что только на следующей неделе дело отдадут в Псков, а там уже будет зависеть от судьи, когда у судьи будет время для рассмотрения процесса.

Какие обвинения?

Помните, был фильм "Красная жара" со Шварценеггером? Когда он был полицейским в Москве и его любимая фраза была "Какие ваши доказательства?" (смеется) Доказательства задокументированы в материалах дела, все запротоколировано, объяснения, показания, все это есть. Я про них, скажем так, говорить не могу, но с точки зрения следствия, они достаточные, и, если генеральный прокурор тоже утвердила обвинительное заключение, значит, она считает, что они все соответствуют тому обвинению, которое ему предъявлено, и оно доказано, обосновано с точки зрения следствия и прокуратуры.

Когда представители консульства Эстонии посетят Эстона Кохвера?

Я не знаю… Насколько я знаю, они писали заявление о встрече, но на этой неделе (с 18 по 24 мая — прим. ред.) встречу им не предоставили. Следствие говорит, что уже передало документы в прокуратуру, а дальше его уже будут передавать подведомственному суду — Псковскому. Я пытался узнать, кто решает вопрос о встрече с ним. Мне говорят, что прокуратура. Кто конкретно? Ну, я думаю, консульству этот вопрос проще узнать. А так, я думаю, смогут увидеться с ним уже в суде, потому что там судья будет давать разрешения на встречи. Судья будет решать вопросы о звонках близким. Если кто-то из родственников захочет встретиться, то судья уже своим постановлением принимает решение о свидании. Либо встреча с консулом — это уже будет судья решать.

Какой новой информацией об Эстоне Кохвере вы могли бы поделиться?

Предъявили два дополнительных состава (преступления — прим. ред.) уголовного кодекса — это пересечение границы и незаконный оборот оружия — контрабанда оружия. Предъявили. Он же пересекал границу — с точки зрения следствия. Вот в суде будет исследоваться, насколько это было доказано, насколько это было подтверждено доказательствами. Предварительное следствие следователь вел, а дальше уже будет судья смотреть, насколько это было подтверждено или не подтверждено. Судья будет решать, в каком объеме признаваться-не признавать виновность в том, что ему следствие инкриминировало. Судья в этом плане независим.

Могли бы вы еще рассказать что-то о процессе и о том, как Кохвер чувствует себя и когда возможен его переезд в Эстонию?

Это не в моей компетенции — давать такие прогнозы. Когда-то я высказывал свое мнение, но это были догадки, и догадками остаются. Как будет на самом деле, это уже покажет только жизнь. Ничего нового добавить не могу, ничего нового в этом процессе сейчас нет.

Вы сказали, что у Кохвера была возможность поговорить с родственниками, с семьей…

Да, он звонил родственникам. Посольство передавало ему телефонные карточки. Он писал заявление на звонки, указывал, кому звонит, и звонки были регулярные. Он звонил, поздравлял близких, общался с ними по телефону.

А как часто у него есть возможность говорить с родственниками?

Я точный регламент вам сейчас воспроизвести не смогу, но, по-моему, это несколько раз в месяц. Это звонки по 20 минут или полчаса. Посольство передавало ему карточки телефонные, и там есть телефон-автомат, он по нему звонил. Проблема была в том, что если он говорит по-эстонски, то должен приглашаться переводчик. Если он говорит, что будет говорить по-русски, тогда без переводчика. Но, по-моему, переводчика приглашали.

Вы сказали, что он нормально себя чувствует…

Он, конечно, похудел немного, по сравнению с тем, каким я видел его в сентябре прошлого года. Но выглядит бодро, интересуется, когда же дело уже дойдет до суда. В окончании процесса тоже заинтересован. Смотрит телевизор, обсуждает новости. В камере есть телевизор — четыре или пять каналов. Чемпионат по хоккею тоже смотрел, обсуждали с ним игру команд. Бытовые темы обсуждали, когда знакомились с делом. Про жизнь говорили…

Что он думает о жизни?

(смеется) Я боюсь, что для такого интервью не хватит места… Придется вам открывать философскую колонку в вашей рубрике газетной. ”Мысли от Эстона Кохвера”. (смеется) Кстати, у вас рейтинг появится, читаемость будет большая. Будет много посетителей.

Все-таки, например, о чем вы с ним говорили?

Например… говорили о хоккее, о том, кто лучше, кто хуже. Что-то он у меня спрашивал, моей жизнью интересовался, моими детьми. Я спросил, как его дети… У меня тоже двое детей. Общие темы обсуждали… На рассуждениях не акцентировался, тем более, сами понимаете, коротко виделись…