SEB: пришло время возвращения к нормальной монетарной политике?

 (4)
SEB: пришло время возвращения к нормальной монетарной политике?
Foto: Tanel Meos

Последовавший за финансовым кризисом застой в мировой экономике вынудил центральные банки прибегнуть к крайним мерам для оживления денежного обращения, пишет Михкель Нестор, экономический аналитик SEB

Улучшение экономического климата в последние месяцы подпитывает надежду на возвращение к ”нормальной” монетарной политике, при которой деньги снова приобретут ценность. Если США уже избрали такой курс, то и в Европе можно ожидать первых несмелых шагов.

Федеральный резерв натягивает поводья

Как и ожидалось, федеральный резерв США сообщил на прошлой неделе о поднятии процентной ставки по кредиту ”овернайт” на 0,25%, до 1 процента. Кроме того, нашло подтверждение ожидание участников рынка в отношении того, что в 2017 году предстоит всего три повышения базовой процентной ставки.

К повышению базовой процентной ставки, которая после финансового кризиса долго держалась на рекордно низком уровне, федеральный резерв приступил только в декабре 2015 года, однако теперь темп этого процесса ускорился — предыдущее повышение имело место всего три месяца назад. Ускоренные действия федерального резерва, направленные на нормализацию процентных ставок, обусловлены опасениями того, что инфляция в скором времени может снова ускориться. Характеризуя состояние здоровья через безработицу, рынок труда США уже некоторое время работает в полную силу.

По оценке многих аналитиков, ставка безработицы, которая в последние месяцы держится на уровне 4,6% — 4,8%, ниже естественного уровня, что способствует росту инфляции.

И действительно, инфляция снова громко заявила о себе, прежде всего, вследствие восстановления цен на нефть. В феврале рост индекса потребительских цен (ИПЦ) США достиг целых 2,8%. Без учета продукции энергетической отрасли и продуктов питания, которым присуща волатильность, рост потребительских цен был, конечно же, более стабильным, превышая, однако, уровень 2% еще с конца 2015 года.

До сих пор федеральный резерв не проводил более активного вмешательства по той причине, что в качестве цели в ходе обеспечения ценовой стабильности вместе обычного ИПЦ используется составляемый Bureau of Economic Analysis индекс расходов на частное потребление (PCE), который, кроме прямых расходов домохозяйств, учитывает также цены, которые потребители оплачивают опосредованно, к примеру, медицинские услуги, подлежащие возмещению посредством медицинского страхования. Годовой рост PCE в последние месяцы достиг 1,7%.

Хотя целевой 2%-й уровень пока не достигнут, глава федерального резерва Джанет Йеллен ранее заявила, что при определении величины базовой процентной ставки исходят скорее из ситуации на рынке труда. Если принимать во внимание исключительно инфляцию, есть опасность проспать момент, когда нужно натянуть поводья, и позднее для обуздания роста цен нужен будет более резкий рост, который может представлять опасность для экономического роста. По этой причине федеральный резерв решил реагировать скорее заранее, но более скромно.

Вдобавок к ускоряющейся инфляции и неважной ситуации на рынке труда, влияние на решение федерального резерва, очевидно, оказали также связанные с бюджетом обещания Дональда Трампа в отношении понижения налогов и увеличения инвестиций, которые увеличивают опасность перегрева экономики.

Мощным аргументом против повышения процентной ставки ранее считалось возможное ухудшение экономической ситуации в зависимых от доллара странах с развивающейся экономикой. В отличие от других денежных единиц, доллар США является не просто национальной валютой, de facto это расчетная единица глобального бизнеса.

В странах с более слабой валютой кредитный рынок работает именно на базе доллара. Объем долларовых кредитов, выданных за пределами Соединенных Штатов, оценивается более чем в 9 триллионов долларов. Таким образом, решение федерального резерва повышает расходы по обслуживанию кредитов и во многих других странах, многие из которых пострадали вследствие низкого уровня цен на сырье.

В отличие от более раннего положения, повышение процентов на рынках не вызвало паники в отношении развивающихся экономик. С одной стороны, многие крупные экономики, такие как Бразилия или Россия, за последние годы явно стабилизировались. Кроме того, похоже, в сегодняшней экономической ситуации инвесторы готовы брать на себя и более высокие риски.

Изменения ожидаются и в Европе

В еврозоне, где проводится еще более нетрадиционная монетарная политика, чем в Соединенных Штатах, восстановление процентных ставок до сих пор считалось далеким будущим. В то же время экономика еврозоны в последнее время подавала положительные сигналы, которые вынудили аналитиков более оптимистично взглянуть на ближайшее будущее монетарного союза.

Объем промышленной продукции еврозоны является наибольшим с 2011 года, рост экспорта ускорился, а объем розничной торговли заметно превысил докризисный уровень. Улучшились также многие так называемые индикаторы настроения: индекс менеджеров по закупкам MARKIT в нынешнем году был на рекордном уровне в 55 пунктов, высоко также значение индекса экономической уверенности, публикуемого Европейской Комиссией. Кроме того, очевидно повысились также инфляционные ожидания.

После продлившегося около двух лет застоя, в феврале индекс потребительских цен еврозоны вырос на 2%. В условиях укрепляющейся экономики и ускоряющейся инфляции Европейский центральный банк не может оставаться в роли стороннего наблюдателя.

Существует также множество аргументов против закручивания гаек. С одной стороны, базовая инфляция по-прежнему очень низкая — менее процента. Политическая ситуация в Европе тревожная, впереди важные выборы в нескольких странах. По-прежнему наблюдаются заметные различия также в доходности облигаций государств еврозоны, что является выражением неуверенности в части экономической устойчивости стран Южной Европы с большим государственным долгом.

Завершение программы скупки активов Центрального банка могло бы еще более усугубить эти различия. В то же время ”качественное ослабление” действует всё меньше и скорее причиняет банкам с более слабой капитализацией дополнительные убытки, чем вынуждает их смелее кредитоваться. Предзнаменованием предстоящих изменений является также то, что в последнее время Марио Драги очень тщательно выбирает формулировки, что более не указывает на такую либеральную монетарную политику, как раньше.

По перечисленным выше причинам следует считать вероятным, что об изменениях в монетарной политике будет объявлено на встрече совета Европейского центрального банка в сентябре. В целях примирения между собой сторонников более либеральной и более жесткой монетарной политики, очевидно, стоит ожидать решения, нацеленного на компромисс.

Прежде всего, мы ожидаем снижения отрицательной процентной ставки по депозитам в центральном банке с -0,40% до -0,25%, а также частичного сворачивания программы скупки активов с января 2018 года до 40 миллиардов евро. В утешение сторонникам более либеральной монетарной политики, программу скупки активов продлят до конца июня 2018 года.

Дальнейшие шаги центробанк станет предпринимать с осторожностью, однако по мере укрепления экономики Европы, по крайней мере, отрицательная процентная ставка по вкладам скоро станет историей.