Для Европейского отчета о платежах компания Intrum собрала данные о 9 980 компаниях из 29 европейских стран, охватывающих 11 секторов промышленности. Опрос был проведен в прошлом году компанией Longitude, входящей в группу Financial Times.

Согласно данным отчета, в 2020 году 55% предприятий считали, что Эстония станет безналичной в течение пяти лет. Тут Эстония чуть отстает от среднего европейского показателя (57%). Впрочем, это огромное изменение по сравнению с 2019 годом, когда в такой сценарий верили только 7%. А 25% респондентов считают, что Эстония станет безналичной в ближайшие 10 лет.

Молодежь меняет рынок

Исполнительный директор Intrum в странах Балтии Илва Валейка отмечает, что по сравнению с прошлым годом количество верящих в безналичное общество эстонских предприятий заметно увеличилось. ”Всего 20% эстонских компаний считают, что Эстония никогда не будет безналичной или что это произойдет не раньше, чем через 10 лет. Вместе с тем, всего год назад 78% эстонских предприятий довольно скептически относились к идее безналичного общества”, — комментирует Валейка.

Наиболее пессимистично относятся к отказу от наличных денег предприятия в странах, где именно наличные остаются основным способом оплаты: 69% чешских компаний и 51% голландских считают, что этого никогда не произойдет. С другой стороны, наиболее оптимистично настроены предприятия Великобритании и Венгрии — в этих странах 72% компаний видят возможность отказаться от наличных в ближайшие 5 лет.

Хотя многие респонденты считают, что безналичное общество создает для бизнеса операционные риски, увеличивает издержки и делает предприятия более открытыми для кибер-атак, предприниматели также видят положительные аспекты: повышение эффективности процессов в связи с платежами и бухгалтерским учетом, а также увеличение потребительских расходов.

”Рост безналичных способов оплаты также меняет кредитный рынок и финансовое поведение — особенно среди молодых людей. Они должны быть готовы к встрече с миром, в котором в кредит покупают гораздо больше, чем когда-либо прежде, то есть возрастает и важность образования. Финансовым учреждениям, розничным торговцам и другим участникам рынка следует объединять усилия для повышения качества образования, чтобы избежать возникновения чрезмерных долгов среди населения”, — добавляет Илва Валейка.

Тотальный контроль над деньгами

Несмотря на данные отчета и то, как видят будущее фирмы, далеко не все обычные люди готовы расстаться с бумажными деньгами в кошельке. У многих принуждение к использованию электронных каналов вызывает беспокойство и страх, другие просто видят в этом ряд неудобств.

”Когда сбой в банке, платить нельзя. Например, заправил бак за границей на заправке и не оплатить, потерял карточку и так далее — такие разные ситуации. У меня бывало, что пошел в бар в Финляндии, заказал 10 рюмок текилы, бармен вылил уже, а долбаный банк дал сбой, карта не работала, и у друга тоже, наличных с собой не было”, — жалуется Марек.

С проблемами сталкивалась и Лиана, у которой семь лет назад на счету внезапно оказалось минус 370 евро, а наличных денег не было.

”После звонка в центр обслуживания мне объяснили, что надо следить за финансами. А через 20 минут в новостях была статья, что полетела система, и нас было несколько десятков тысяч человек в Латвии. Причина — трехкратное проведение транзакций. И деньги мне возвращали в течение шести дней! — возмущается Лиана. — Жизнь не очень научила, все еще не люблю наличку, но банк поменяла сразу”.

Ольга считает, что предпринимателям невыгоден безнал, и это очевидно. ”Однако надзорные органы заставят полюбить банковские переводы, т. к. в этом случае легче отслеживать денежные потоки населения”, — аргументирует свою позицию девушка.

С ней солидарен Дмитрий: ”Такой расклад нужен только для государственных органов и еще каких-то служб для тотального контроля за населением. При расчете наличными сложно контролировать оборот денежных средств граждан и их местоположение”.

”А все к тому и идет, что доступ к налику будут постепенно ограничивать, уменьшая количество, выдаваемое за раз из банкомата. А электронные каналы очень легко перекрываются в случае, если будете идти против системы — отказ от вакцинирования, например, или еще какая-то причина, одним кликом блокируются все банковские карточки и вход в интернет-банк. И все, будете сидеть-куковать. Еще и со счетов все переведут автоматом в качестве штрафов, — рисует ”радужную” картину другой Дмитрий. — Я ничего не имею против налички, но всевозможные кредиты, лизинги, оплата счетов за коммуналку, топливо и так далее — по-любому идут банковским переводом. Наличку не все принимают”.

Особый год — новые привычки

Так что же на самом деле происходит сейчас в системе платежей? С одной стороны, платить картой технически может быть удобнее, с другой — порой продавец элементарно не принимает карты, и тогда нужно идти искать ближайший банкомат или вовсе отказаться от покупки в этом месте.

По словам специалиста по коммуникации Eesti Pank Ингрид Шмууль, закон не обязывает продавцов товаров и услуг принимать карточные платежи, а вот наличные деньги должны принимать все. Получается, что в этом плане наличность более универсальна. Но исследования все равно говорят о том, что бумажными деньгами пользуются все реже.

2020 год повлиял на все сферы жизни, изменилось и отношение к платежам. Специалист по коммуникации SEB Pank Юлия Пийльманн говорит, что привычки населения до и после пандемии — это две достаточно разные картины.

”До наступления пандемии роль наличных денег в ежедневных расчетах была достаточно значительной и возрастала, можно сказать, прямо пропорционально возрасту клиента. Также больше пользовались наличными деньгами люди, проживающие за пределами больших городов, — констатирует представитель SEB. — Совсем другая картина пользования наличными деньгами у нас сегодня, во время пандемии коронавируса. И тут данные изменились примерно так: относительно позапрошлого года (2019) объем карточных операций в 2020-м увеличился как минимум на 5 процентов по сравнению с наличными расчетами. Сегодня при оплате люди в большинстве своем предпочитают пользоваться банковской карточкой — ее выбирают в 68% случаев”.

Руководитель по анализу клиентов и даталогии в SEB Baltikum Леннарт Китт добавляет, что наряду с увеличением доли карточных платежей использование наличных в 2020 и 2021 годах значительно уменьшилось. В среднем объем сделок с наличностью сократился примерно на одну пятую по сравнению с 2019 годом.

”Во время первой волны коронавируса использование жителями Эстонии наличности достигло исторического порога, когда общее использование наличных денег населением снизилось на 25%, а снятие наличных в дни выплаты пенсии в апреле сократилось на целых 30%”, — отмечает Леннарт Китт.

Наличные — это затратно

Руководитель подразделения услуг для частных клиентов Swedbank Тармо Улла согласен с коллегами из SEB. По его словам, отчетливо видно, что использование наличных денег сокращается.

”Ситуация, вызванная COVID-19, безусловно, вызвала рост использования карточек и особенно — бесконтактных и мобильных платежей. Рост электронной торговли, естественно,

способствовал снижению использования наличных денег. Мы видим, что наши клиенты все чаще используют каналы электронной коммерции”, — констатирует Улла.

При этом он опровергает мнение, что людей попросту вынуждают отказываться от наличности. ”Сокращение количества банкоматов или их перемещение связано не с желанием побудить людей пользоваться карточками, а с резким снижением активности пользователей, — заверяет представитель Swedbank. — Понятно, что количество платежей карточками и мобильных платежей увеличивается в первую очередь в связи с простотой этих методов оплаты по сравнению с наличными, использование которых, наоборот, сокращается”.

”Здесь уместно обсудить, так ли хороши наличные, — продолжает Тармо Улла. — Если мы посмотрим на теневую экономику, то она основана, главным образом, на использовании наличных. Если говорить о принципах устойчивого развития и о воздействии на окружающую среду, то наличные деньги оставляют больший след. Банк отправляет наличные деньги обработчику, обработчик подвозит деньги к банкомату, клиент подъезжает к банкомату, чтобы снять наличные, покупатель несет деньги продавцу, продавец заказывает услуги инкассатора и отправляет деньги в банк, который их пересчитывает и отправляет обработчику. Весь цикл повторяется. Все это требует времени, затратно, сопряжено с риском ограбления и необходимостью усиления мер безопасности”.

С корпоративной стороны, добавляет руководитель подразделения услуг для частных клиентов Swedbank, также видно, что все чаще предпочтение отдается карточкам.

”Продавцы осознали, что, если в дополнение к наличным расчетам предлагать возможность расплачиваться карточками, их оборот увеличивается. Если в кошельке у покупателя 10 евро, он совершит покупки в пределах этой суммы. Если же продавец предлагает возможность расплатиться карточкой, а покупатель находит необходимые ему товары по подходящей цене, то покупка больше не ограничивается лишь имеющимися в кошельке наличными, — объясняет Тармо Улла. — Для продавца прием оплаты карточками также удобнее и безопаснее”.

При этом Улла считает, что наличные деньги исчезнут не скоро, но их доля будет уменьшаться. ”Во всяком случае, мы не думаем, что в течение пяти лет наличные деньги в Эстонии полностью исчезнут”, — резюмирует представитель Swedbank.