Алексей Матикайнен умер в Великом Новгороде на следующий день после того, как получил письмо администрации Петербурга с отказом выделить ему субсидию на покупку квартиры, на которую он рассчитывал как блокадник. "Эта новость подорвала отца", — рассказал Би-би-си его сын Вадим Матикайнен.

Матикайнен родился под Ленинградом во время фашистской блокады, ему было полгода, когда семью с младенцем выслали в Красноярский край. Вернуться домой они так и не смогли.

В таком положении могут находиться не более 650 человек, подсчитал на основе данных властей представитель детей ГУЛАГа в судах юрист Григорий Вайпан.

В 2019 году Конституционный суд обязал Госдуму "незамедлительно" исправить закон "О жертвах политических репрессий" и устранить "препятствия возмещению вреда реабилитированным лицам", которых власти обязаны обеспечить жильем по прежнему месту жительства родителей.

Би-би-си разбиралась, почему это решение до сих пор не исполнено.

Невозвращенцы

В конце апреля Верховный суд окончательно отклонил первый в истории коллективный иск о неисполнении решения Конституционного суда. На бездействие Госдумы пожаловались 23 человека — реабилитированные дети ГУЛАГа.

По закону 1991 года жертвы сталинских репрессий имеют право получить социальное жильё на своей исторической "малой родине".

Но фактически они почти 70 лет не могут вернуться из сталинских ссылок, где большинство из них родились.

Младшему из истцов 65 лет, старшему — 90. Все они хотят успеть вернуться домой — в Москву, Санкт-Петербург, Краснодарский край, Крым, Орловскую и Ростовскую область и Ставропольский край.

Кроме Алексея Матикайнена еще 13 человек пострадали по национальному признаку — их семьи сослали за то, что они были немцами, финнами, греками или крымскими татарами. Родителей остальных истцов репрессировали по политическим статьям.

Сейчас их дети живут далеко от этих мест: например, дочь москвичей Алиса Мейснер всю жизнь провела в поселке рядом с бывшими сталинскими рудниками, а сын жительницы Ленинграда Владимир Брянский после ссылки оказался в Украине — в Славянске Донецкой области.

Родителей жительницы Краснодарского края Зейнеп Ходиаровой при Сталине выслали из Крыма, где они родились. Их дочь родилась на спецпоселении, но реабилитировали ее только в 2017 году — уже после аннексии Россией Крыма. Но когда она захотела переехать в Крым, ей ответили, что местное законодательство не регулирует предоставление жилья реабилитированным лицам.

"Купить жилье в крупных городах им самим не по силам. Многие живут практически там же, где родились, рядом с бывшими лагерями ГУЛАГа. И с каждым днем их становится меньше", — говорит представитель истцов юрист Григорий Вайпан.

Право на получение жилья по закону есть только у двух поколений людей — у тех, кто непосредственно подвергся репрессиям, и у их детей, если они родились в местах лишения свободы, в ссылке, высылке или на спецпоселении. У внуков и правнуков этого права уже нет. Поэтому если ныне живущие жертвы репрессий не доживут до получения жилья, то это право будет безвозвратно утрачено, объясняет Вайпан.

Очередь к дому

К 2019 году три женщины — Алиса Мейснер, Евгения Шашева и Елизавета Михайлова проиграли споры с московской мэрией, отказавшейся поставить их в очередь на жилье, и дошли до Конституционного суда.

КС признал, что федеральный закон о праве репрессированных вернуться домой на практике не работал, а региональные власти вводили правила, препятствующие его исполнению. Эти дефекты и должен исправить законодатель, решил суд.

Исполнить это решение попыталось правительство. Но по законопроекту, который чиновники внесли в Госдуму, детей ГУЛАГа должны ставить в общую очередь, и получить жилье они смогут только через 25-30 лет: в Москве стоят в очереди больше 40 тысяч семей, в Санкт-Петербурге — больше 30 тысяч.

Проект вызвал скандал, за репрессированных вступились правозащитники, но в итоге он просто оказался заморожен. А Верховный суд признать это незаконным отказался.

По словам Григория Вайпана, для решения проблемы необходимо одно из двух — либо выплата репрессированным субсидий, которых должно хватить на покупку квартир в городах, куда они хотят переехать, либо как минимум предоставление им права получить квартиру вне очереди, приравняв к таким категориям льготников, как ветераны Великой Отечественной войны.

Три миллиарда и письмо Зорькину

Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова заявляла о том, что жертв репрессий нужно обеспечить жильем в течение 3 лет. Два специальных докладчика ООН призвали Россию обеспечить жертв репрессий жильем в течение 2 лет. Более долгий срок в такой ситуации несовместим с международными стандартами, заявили они.

При этом не все оставшиеся в живых дети ГУЛАГа в этом нуждаются и способны переехать в другой регион. Но многие жертвы репрессий вернулись домой сами, многие умерли, объясняет Вайпан. В целом, по его оценке, речь идет о проблемах не более 650 человек.

По статистике, в 1990-х и начале 2000-х годов, когда гораздо больше жертв репрессий были еще живы, обращения за жильем исчислялись всего десятками и сотнями, добавляет он.

Даже если исходить из средней рыночной стоимости квадратного метра в Москве, для обеспечения жильем детей ГУЛАГа потребуется около 3 млрд рублей, подсчитал Вайпан.

Эта сумма, к примеру, меньше запланированных на 2022 год 5 млрд рублей, которые депутаты одобрили, принимая законопроект о наделении статусом ветеранов и инвалидов боевых действий выживших в Украине военнослужащих.

Конституционный суд недавно опубликовал отчёт об исполнении своих решений, в котором признал, что законопроект, который он в 2019 году обязал "незамедлительно" принять Госдуму, находится "без движения".

По регламенту КС его председатель вносит предложения о мерах, которые могли бы способствовать обеспечению исполнения решений суда. Дети ГУЛАГа и их представитель Григорий Вайпан на этой неделе обратились к главе КС Валерию Зорькину с просьбой сообщить, какие же меры он собирается принять. Зорькин на вопрос пока не ответил.

Закладка
Поделиться
Комментарии