Сообщением в Фейсбуке, если считать эстонскую и русскую версию, поделились 1000 человек. В сумме более 700 комментариев и реакций. И это только на странице Антона. А сколько их у репостов — неизвестно.

О чем речь?

Из гимназии Антон ушел 17 марта добровольно, спустя почти месяц — 22 апреля — он рассказал историю, как, по его мнению, все было на самом деле. Почему он высказался через месяц, а не раньше? Действительно ли его исключили из школы за поддержку российской агрессии, если он, по его словам, даже не говорил об этом? Может ли школа исключить подростка за невинную беседу? У этой истории больше вопросов, чем ответов.

Закладка
Поделиться
Комментарии