Я помню этот день. Я шел по набережной Пирита. Мне позвонили. Голос моего друга в телефонной трубке предупредил: около Бронзового солдата начинается волнение. Профессиональное журналистское любопытство заставило меня устремиться на Тыннисмяги.

За год или два до того я делал интервью для белорусского телевидения и сказал со стопроцентной убежденностью, что с Бронзовым солдатом в Таллинне ничего не случится, поскольку он стоит под окнами здания КаПо.

Но в действительности причина моей убежденности была немного другой. Из года в год сборы у солдата были действительно про память. Не было победобесия, не было георгиевских ленточек. Были старички, которые поминали своих соратников. Были дети и внуки этих стариков.

Но потом начался ужас. Я знал, как выглядит Париж в огне, но никогда не мог представить это в родном городе. Разбитые витрины, разбитые головы, .

Потом из той ночи некоторые наши соотечественники начали делать священную войну. Войну за прошлое. За славное прошлое. За возврат к уютному совку. Но мне почему-то уютно от другого прошлого. Я помню себя маленьким мальчиком, когда в июне 1992 года у нас появилась своя валюта. Это была гордость за маленькую Эстонию. Я помню момент, когда уже совсем взрослым взял в руки первые евро.

Уже тогда я понял, что никогда не найду ничего общего с теми, кто скучает по советской империи: я хочу жить в западном мире и даже с женой в Египте говорил по-эстонски, чтобы ни дай бог не заподозрили. И всё как раз "благодаря" тем, кто ностальгирует по советской империи и с помощью ракет и снарядов делает так, что весь цивилизованный мир отворачивается от всего русского. Тем, кто отказывается объявлять пасхальное перемирие и бомбит Одессу, в результате чего гибнет маленькая 3-месячная девочка Кира, а ведь это лишь одна из многочисленных жертв кровавой бойни.

Нет, ребята, из ностальгии по совку ничего хорошего не выходит. Ни в Таллинне-2007, ни в том, что происходит в Украине-2022.

Закладка
Поделиться
Комментарии