Русская православная церковь поддержав вторжение в Украину, попала в период жесткого морального кризиса. В результате чего, церковь рискует потерять единство и авторитет. И как она сможет выйти из этого кризиса, не известно.

Россия напав на Украину, поставила патриарха Кирилла и епископат перед простым выбором - осудить войну или поддержать Кремль. Свой выбор они сделали. Две последние проповеди предстоятель Русской православной церкви (РПЦ) произнес уже в разгар боевых действий, когда никаких сомнений по поводу масштаба войны быть не могло.

6 марта патриарх поведал пастве, что верующие Донбасса страдают от того, что … не хотят проводить "гей-парад". "Мы вступили в борьбу, которая имеет не физическое, а метафизическое значение", — сказал он, намекая на священный характер кремлевской "спецоперации". Но при этом ни разу не упомянул об обстрелах и гибели мирных жителей по всей Украине, включая русскоязычных (и по большей части православных) в Харькове, Киеве и других городах востока и центра страны.

Через три дня, в первой великопостной проповеди патриарх повторил слова Владимира Путина: "Сегодня в конфликт вступили два братских народа - а по сути один, русский народ". "Тема, связанная с российско-украинскими отношениями, сегодня стала частью большой политики или, как теперь говорят, геополитики, — сказал предстоятель РПЦ. Одной из целей данной геополитики стало ослабление России, которая является сильной и могучей страной. Но как же гадко и подло для осуществления этих геополитических целей использовать братский народ!".

Выходит, что люди проливают кровь в Украине из-за неких по традиции неназванных "антироссийских" сил, которые пытаются навязать православному народу чуждые ценности. Патриарх не сказал ни слова о российских военных в Украине.

Патриарх призвал молиться о блаженнейшем митрополите Киевском и Всея Украины митрополите Онуфрии, главе Украинской православной церкви (УПЦ), связанной с Московской патриархией, и его пастве. Это была типичная для церковного начальства попытка игнорировать неприятную и чреватую непредсказуемыми последствиями реальность.

Сразу после нападения российской армии на Украину, митрополит Онуфрий выступил с сенсационным обращением. Войну, развязанную Путиным, он назвал "братоубийственной" и призвал верующих "к усиленной покаянной молитве за Украину, за наше войско и наш народ".

Далее последовало решение ряда епархий УПЦ прекратить поминать на богослужениях патриарха Кирилла. Не молиться за предстоятеля "своей" церкви - это, фактически, отказаться ему подчиняться, очень серьезное отступление от традиции и церковных законов. Еще не раскол, но шаг в направлении раскола.

Литовская епархия РПЦ тоже заняла независимую позицию. Официальный представитель епархии священник Виталий Моцкус высказался недвусмысленно: "Православные Литвы осуждают российское вторжение в Украину". "Православные Литвы", часть которых до последнего времени смотрела российские телеканалы, возможно, не так монолитны в своих мнениях. Ясно, что речь идет, прежде всего, о позиции епархиального руководства и большей части священства. Она выражена деликатно, но недвусмысленно: "Мы не с Москвой".

Война с Украиной обнажила всю хрупкость советской конструкции. Сервилизм патриарха и лично подобранных им иерархов в отношении Кремля, вкупе с коррупцией и желанием быть "церковью империи", неизбежно ведут к отпадению от РПЦ значительного количества не только украинских, но и зарубежных приходов.

Сообщество православных верующих в России останется, каким бы ни был политический режим. Но Русская православная церковь как организация, наследующая тысячелетней истории, вступила период жестокого морального кризиса, выхода из которого пока не видно.

Закладка
Поделиться
Комментарии