Казахская ночь напомнила Кремлю, что и он тоже живет в карточном домике. И если домик еще стоит, то это совеем не по причине его прочности, а просто потому, что народ на него еще не дунул. Поэтому в Кремле сейчас, понятно, дикая паника. Представь себе ощущение людей, которые всерьез уверовали, что они вечные и бессмертные, и вдруг они случайно заглядывают в морг и обнаруживают, что там приготовленные именные железные каталки подписанные и разделочные VIP-столы. Конечно, это очень сильно портит настроение и очень сильно отрезвляет.

Вот пока Кремль в шоке… Если ты заметила, он еще не выработал информационной стратегии, они чего-то продолжают лепетать то про газ, то про непонятные волнения. Но потом, конечно, пойдут проверенным путем про американских агентов и про вбросы большие сумм в организацию протестов. Я бы им рекомендовал лучше, конечно, взять стратегию следующую: рассказывать, что вообще все это было сделано для того, чтобы оказать давление на Путина перед известной встречей по поводу ультиматума для НАТО. Это будет наиболее правдоподобно для старушек у телевизоров. И вот тут-то они и зашамкают, что ”да, вот тут-то собака и зарыта”.

Что, собственно говоря, произошло в Казахстане? В Казахстане закончился 91-й год. Это произошло сегодня ночью. Произошло крушение совка окончательно. Вот этот унылый, тупой, никуда не идущий режим, мрачное, обессмысленное прозябание в качестве заднице мира. Причем задница небольшая, он способно обеспечить благополучие и всякие придури очень маленького назарбаевского клана, а все остальные 20 миллионов людей — это навоз, который обязан питать рост и вечную молодость, старость страшной злобной тыквы по фамилии Назарбаев.

Все было легко и понятно. Игра была проста. То есть серость, мгла, бедность, тоска, идиотские запреты, тихие, но подленькие репрессии. Мы же всё это знаем, у нас у самих это было несколько лет назад. Но не все, как выяснилось, там согласны на роль простого удобрения для главной тыквы. И казахи решили, что хватит. И дело совсем не в сжиженном газе, как ты понимаешь. Дело в назарбаевщине, в порочности системы. Система у них забавная. Вот представь себе музей. Но назначает директора музея и определяет входные билеты мумия, которая лежит в витрине третьего этажа.

Вот именно такой политический строй был в Казахстане. И вот это воплощение совка Назарбаев и совершенно серенький, невнятный пожилой пацан Токаев, которому, судя по всему нарисовали выборы, это такой зиц-председатель Фунт, голова которого в случае чего и украсит на копье пейзаж.

Но казахи, оказывается, феноменально наблюдательный народ, значительно острее и наблюдательней, чем те, кого мы знаем и видим. Во-первых, они разглядели, что прямо по этому курсу, которым ведет их власть, полная и бесконечная жопа. Вернее, зеркальное бесконечье жоп, по которому можно бродить вечно, до самой смерти, можно трёхать, трёхать, выходя только на новый уровень нищеты, безнадеги. Будешь двигаться быстрее, оптимистичней, веря в себя — просто быстрее окажешься в следующей жопе. И других вариантов, к сожалению, нет.

И вот для них эта очень простая вещь дошла — про попы, про странствия и зеркальную бесконечность. Ты вспомни, был такой старый советский рецепт жизни, который всегда практиковался для всех в СССР, кроме нескольких партийный бонз. И сейчас он практикуется во всей постсоветских диктатурах. И это наблюдательность поразительная, она позволила казахам не повторить ошибок Беларуси. Никаких шариков. Никаких фонариков. Сразу по рогам. Без всяких предварительных деклараций тоже. Сразу по рогам.

А.Невзоров: Есть старый невзоровский афоризм, что мирный протест — это самая глупая форма покорности
QТвитнуть
И, как выясняется, что это никак не зависит от наличия лидеров и от наличия интернета. Более того, я тебе скажу — это мое личное наблюдение — выяснилось, что отсутствие интернета в таких ситуациях — это колоссальнейшее благо для восстания. Потому что все те борцуны, которые могли бы воевать за Казахстан на диванах в Телеграме, лишившись интернета, поперли на улицы, потому что, во-первых, им стало нечего делать. Во-вторых, потому что им жутко интересно. И количество участников удесятерилось.

Вообще, Оля, я вспоминаю свою молодость. Я вспоминаю восстание Спартака, Уота Тайлера, Стеньки Разина. Я понимаю, что интернет совершенно необязательное условие успешного народного бунта.

Закладка
Поделиться
Комментарии