главный вопрос, которым задавались все, кто смотрел конференцию: ”А будет ли война?” И, глядя на эту конференцию, точно можно сказать, что войны не будет с Украиной, не говоря уже о какой-нибудь войне с НАТО. Потому что я не совсем понимаю, чем сражаться с НАТО — вот этими китайскими беспилотниками, купленными на AliExpress или сгоревшим корветом ”Проворный” или будущими роботами. Потому что, как вам сказать, швабра в качестве способа нападения на НАТО, она не очень хорошо подходит. Она к другим объектам подходит, а на НАТО с голой шваброй не очень-то и попрешь.

В результате мы видим, что на смену последнему китайскому предупреждению пришел ежедневный российский ультиматум. И представители МИДа — я не знаю, как правильно их называть: мидаки или мидачье? — они вот просто постоянно, но аккуратно, чтобы не разорвать на себе последние Brioni, они стараются нас убедить, что да, война будет, что мы сейчас как!.. И Владимир Владимирович уже немножко напоминает Кентервильское у Оскара Уальда, который, помните, сначала пятно крови рисовал красной краской, потом красная кончилась — он взял оранжевую. И теперь вот он рисует зеленой.

И сначала, если помните, они сливали всякие планы о том, что ”Первая колонна марширует, вторая колонна марширует…”. Печатали эти планы те же западные СМИ, которые печатали ”досье Стила”. Наконец, они вынули в какой-то момент последний козырь. Они выдвинули маститых инсайдеров из Кремля, которые заговорщически бледнея, говорили иностранным корреспондентам, тем самым совершая якобы госизмену, трагически заводили глаза, мученически говорили: ”Никто же не знает, что у него в голове. Он же может и вдарить”.

И вот на этой пресс-конференции, где журналистов опыляли серебром, Владимир Владимирович снова попытался сделать вид, что да, таки нападет, потому что даже на вопрос ”При каких условиях вы не нападете на Украину”, ничего не ответил.

И вот чем дальше тянется это трагическое топанье, чем дольше вздыхают инсайдеры ”Ща как мы вас порвем! Слышите, как мы вас порвем? Мы сейчас вас порвем. Чего же вы не обращаете на это внимание?”, то вот все меньше и меньше верится, что порвет, потому что где рвалка-то?

Как я уже сказала, настоящая война, она несколько отличается по своим ТТХ процессу втыкания швабры скованному наручниками человеку. Этот процесс — есть главное, как известно, скрепоносное движение режима, потому что во время войны не совсем понятно, кто и кому воткнет.

Я понимаю, что на бесчисленных пионерских утренниках, где воспитывают всякий путинюгенд, вот этом главном храме Министерства обороны, во всяких квестах предновогодних, где одетые в красноармейскую форму пятилетние детишки расстреливают проклятых натовцев из игрушечных морковок во время хорового пения, война представляется чем-то вроде проезда Хирурга на байках Harley-Davidson по Берлину с надписью ”Можем повторить”. Но проблема в том, что Harley-Davidson как раз наша промышленность повторить не может. Поэтому они и не ездят на российских мотоциклах.

И люди, которые реально воевали, оценивают всю ситуацию немножко иначе. Обратите внимание, в ”Медузе*”, которая у нас причислена к лику иностранных агентов, был прекрасный на этом репортаж о пушечном мясе с прошлой войны — об этих новых моторолах и безлерах. Люди эти смеются, потому что среди них уже дураков нет. Дураки остались костьми торчать из канавы. А эти люди прекрасно помнят, чем кончили моторолы, и как их взрывали свои же. Моторола сделал свое дело — именем Моторолы можно назвать школу. И эти люди смеются, потому что они видят, что условия, которые им предлагают вербовщики, это условия кидал. Их хотя без денег (деньги заплатим в будущем) и без снаряжения кинуть в Донбасс. Понятно, что деньги скоммуниздят по дороге. Как сейчас выяснилось из очередного расследования команды Навального, пентхаус в Дубае — это главная примета русского патриота Бородая.

И они прекрасно понимают, зачем их кидают со словами ”Деньги заплатим потом”. Потому что это древняя китайская привычка. Если ты полководец, вербуешь войско, ты выплачиваешь жалованье только после битвы. А нанимателю отчитываешься, что выплатил до. И желательно, чтобы битва была покровавей. Путинские, собственно, они же ничего не выдумали, они даже беспилотник с AliExpress покупают китайский.

И в 2014 да, конечно, были те же самые условия. Но там была еще некая морковка. Потому что весь город тогда отжимался. Весь Донбасс тогда отжимался. Это не моя фраза. Там эти люди переговаривались друг с другом, и как раз водном из перехватов эти люди говорят: ”Весь город отжимается”. Потому что тогда где-то треть освобожденных от фашистов угнетаемого населения сбежало к фашистам, живут в Украине, другая сбежала в Россию. И того две трети квартир можно было грабить. Можно было тогда по заправкам стрелять от широты сердца. Потому что каждый, кого ты ограбил, был украинский фашист, и грабилось в этих условиях широко и приятно.

И, как мы видим из того же расследования, эти герои войны, которые остались в живых, неплохо поднялись с квартирами в Дубае и так далее.

Но потом произошло сразу несколько вещей. Потому что их стали убивать, потому что понятно, что надо было какой-то минимальный наводить порядок в этом лесу. Потому что когда у тебя в героях Русского мира ходит герой ”Игры престолов” типа Рамси Болтона и Григора Клигана, то навести порядок можно, соответственно, только из замочив.

И кроме того эти полезные ископаемые в виде залежей ”мерседесов”, квартир, телевизоров кончились. Все они были выпотрошены, сожжены. Урожай был снят, а второй не вырос. Потому что в Донбассе почему-то за это время не завелось каких-то крупных богатств и каких-то Илонов Масков, которых можно было бы раздеть.

А деньги, они всегда были смешные. И, как я уже сказала, ветераны, понимая, что те, кто им сулит деньги, заинтересован в том, чтобы они не вернулиись из боя, потому что тогда можно будет сказать, что деньги-то выплатили.

Еще есть несколько причин, почему войны не будет. Я вам назову только одну из серии ”не было патронов”. Вот если вы посмотрите, как начиналась арабо-израильская война в 1967 году, — она началась с серии военных провокаций взаимонарастающих. Арабы что-то там делали, в основном египтяне. Что было в 2008 году между Россией и Грузией. Я вам напоминаю, как начиналась война. Она же начиналась не 8 августа, она фактически началась 1-го. Тогда с Цхинвале начали вывозить гражданских. И кто-то объявил, что грузины уже по нему нанесли удар. А потом начало происходить следующее. Какие-то неизвестные люди гаубицами и минометами начинали долбить по грузинскому селу. Грузины, естественно, отвечали. Тогда пропаганда российская и южно-осетинская громко говорила — там же завезли, кстати, журналистов специально под это дело — говорила журналистам, что вот проклятые грузины уничтожили осетинское село. Приезжали корреспонденты, смотрели на уничтоженное село, обнаруживали, что осетинское село цело, а грузинской, напротив, рядом горит. Естественно, это были правильно подобранные журналисты, поэтому написали все что надо.

Но это я к чему. Вот когда вместо боброедки, которая пишет: ”Наконец, началось”, действительно, будут стрелять по соседним, особенно по нейтральным украинским городам и тут же объявлять, что это сделали кровавые укры, — вот тогда это будет уже тепло, потому что это будет реальная хоть какая-то подготовка к тому, чтобы замылить вопрос, кто с чего начал. А пока не происходит даже этого. В этом спектакле отсутствует визуальная картинка. Все представление дается исключительно голосом. И возникает эта неловкая затянувшаяся пауза.

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением редакции RusDelfi.

Закладка
Поделиться
Комментарии