Первые упоминания о сето в этнографических и исторических документах относятся к середине XIX века. Немецкий литератор Кристиан Шлегель, первый написавший о песнях сето и сумевший выделить из их богатого песенного наследия только слова lelo-lelo, сделал на основании одного этого рефрена и ”простых” мелодий вывод: сето — самый малоразвитый народ в Европе.

Фридрих Рейнгольд Крейцвальд, который в числе первых писал о сето, в статье от 1848 года, посвященной живущим в Псковской губернии эстонцам, с гордостью заметил, что он одним из первых ступил на эту terra incognita. Однако в широком плане о народности сето стало известно благодаря фольклористу и общественному деятелю Якобу Хурту. В 1903 году он, будучи стипендиатом Императорского Русского географического общества, предпринял экспедицию в Сетомаа и вскоре опубликовал статью, в которой рассказывал о народе сето.

В XIX веке бытовала теория, согласной которой исповедовавшие православие сето (или печорские эстонцы, как их тогда называли) — это обрусевшие эстонцы, покинувшие некогда родную землю, спасаясь от крепостничества. Среди сето и по сей день бытует миф о том, что по сравнению с эстонцами они более свободные по духу, потому что никогда не были в рабстве.

”Идеальные древние эстонцы”


В Эстонии народы, языки которых близки к эстонскому, считаются родственными, и к их фольклору проявляется повышенный интерес. Языковеды и фольклористы считали сето ”идеальными древними эстонцами”, сохранившими много архаичных элементов, которые помогут в изучении эстонской (не сетоской) истории и народного творчества.

В свете бытовавших тогда теорий о развитии народов считалось, что сето — родственный эстонцам народ, отставший от них в развитии на сто-двести лет. В 1938 году фольклорист Рудольф Пылдмяэ, например, прямым текстом писал, что в своем ”развитии” сето отстали от эстонцев на сто лет, а Якоб Хурт и вовсе считал, что на все двести. Собиравший фольклор и интересовавшийся историей литератор Хиндрик Пранц, в свою очередь, полагал, что народ сето живет так, как жили эстонцы сотни лет назад, а язык и традиции сето за тысячелетия не изменились.

”Архаичный” фольклор сето должен был помочь эстонским исследователям найти ответы на многие вопросы, касающиеся происхождения и истории эстонцев. Бытовало мнение, что именно в Сетомаа нужно искать корни песенного творчества эстонцев. В предисловии к эпосу ”Калевипоэг” Крейцвальд писал, что знакомство с печорскими эстонцами натолкнуло его на мысль, что огромное песенное наследие сетосцев представляет собой не что иное, как обрывки исчезнувших из народной памяти историй о Калеве.

Вера и язык


Когда Крейцвальд прибыл в Сетомаа, местные жители якобы сказали ему, что они эстонцы, но молятся русскому Богу. Православная вера, пришедшая в Сетомаа, очевидно, уже в XI–XII веках, была одним из столпов идентичности народа. И по сей день в Сетомаа повсюду встречаются православные церкви и часовни, а народные гулянья (кирмаш) в дни церковных праздников являются неотъемлемой частью жизни сето. Исторически именно православная культура провела границу между сето и близкими им по языку соседями в Вырумаа. Православные сето с неодобрением относились к живущим по соседству лютеранам. Эстонцы, в свою очередь, негативно отзывались о ”русской вере” сето. Русские же, исторически относившиеся к тем же приходам, что и сето, называли их полуверцами, коверкающими русский язык.

В непосредственной близости от земель сето располагается Никольский собор в Изборске, первые письменные упоминания о котором относятся к 1340 году, хотя считается, что церковь стояла на этом месте уже в XII или даже в XI веке. В 1473 году был основан Печорский монастырь, оказавший неизмеримо огромное влияние на культуру сето — расположенные в центре Сетомаа Печоры являлись для сето одновременно и столицей, и религиозным центром.

В наши дни церкви сето в Печорском районе России принадлежат Русской православной церкви Московского патриархата, а общины сето в Эстонии находятся под юрисдикцией Константинопольского патриархата (для сето, живущих в городах, ситуация еще более неопределенная, общин, в которых бы состояли исключительно сето, не существует). Хотя церкви Московского и Константинопольского патриархатов не поддерживают дружеских отношений, сето считают ”своими” церкви, общины которых традиционно состояли из сето, независимо от их принадлежности тому или другому патриархату. Так, например, живущие в Эстонии сето, бывая в Печорах, соблюдая семейную традицию, посещают Варваринскую церковь. Люди придерживаются старых традиций, несмотря на церковные или государственные границы.

Публикуется в сокращении с согласия автора. Полный текст статьи читайте в журнале ”Горизонты Эстонии 2021”.

Прочитать другие блоги можно ЗДЕСЬ.

Если вы ведете свой блог (или влог) на любую тему в одной из соцсетей и вы хотите больше просмотров и подписчиков — просто заполните ЭТУ ФОРМУ (в ней вы можете дать ссылку на имеющийся блог и кратко описать его). Если у вас еще нет блога, но есть желание его открыть, то тем более welcome.