В среду, 17 ноября, Басманный суд Москвы рассмотрит иск к телеканалу "Муз ТВ", которому инкриминируют пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних (ч. 2 ст. 6.21 КоАП). Летом телеканал провел церемонию вручения музыкальной премии. Событие запомнилось экстравагантным нарядами гостей.

Например, тиктокер Даня Милохин явился на церемонию в наряде, который наполовину состоял из платья, наполовину — из смокинга. Блогер Игорь Синяк пришел в платье, а певец Филипп Киркоров и шоумен Дава предстали в образе молодоженов на кабриолете. В отношении "Муз ТВ" составили административный протокол о пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних.

Кроме того, вскоре может начаться и рассмотрение дела в отношении телеканала ТНТ, в юмористической программе которого поцеловались двое артистов. По этому случаю DW решила выяснить, каковы последствия действия закона о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних, принятого восемь лет назад.

Как гей стал угрожать конституционному строю России

"Мне было 22 года. Я жил в каких-то розовых очках", — вспоминает студент СПбГУ Максим Дрожжин 2013 год, когда в России законодательно запретили пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних. Тогда он и подумать не мог, что через восемь лет сам станет жертвой этого закона. Сейчас полиция Санкт-Петербурга проводит проверку по заявлению женщины, которая решила, что в публикациях Максима в соцсетях содержится такая гей-пропаганда.

Среди информации, которую гражданка посчитала угрожающей "конституционному строю страны", оказалась, например фотография Максима в парике и платье и дневниковая запись об отношениях с партнером. Это уже не первый раз, когда студент может пострадать за посты в соцсетях.

В конце сентября Екатерина Головкина, руководитель фольклорного ансамбля при СПбГУ, в котором пел Дрожжин, попросила его больше не появляться на ее занятиях. Она увидела аккаунты Максима в соцсетях и отправила ему об этом СМС: "Прошу вас больше к нам не приходить и с ребятами не общаться. Очень надеюсь, что Господь вас вразумит".

Закон о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних в 2013 году приняла Госдума. Группа депутатов во главе с Еленой Мизулиной внесла проект поправок в закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию". К таковой, в частности, отнесли "информацию, отрицающую семейные ценности, пропагандирующую нетрадиционные сексуальные отношения".

В Кодексе об административных правонарушениях (КоАП) за "навязывание интереса" к нетрадиционным сексуальным отношениям и создание их привлекательного образа появилось наказание в виде штрафов. А юрлицам, например телеканалам "Муз ТВ" и ТНТ, может грозить приостановление деятельности на срок до 90 суток. В прошлом году, судя по статистике, суды рассмотрели максимальное количество таких административных дел — 27. Наказания вынесли в восьми случаях — это всегда были штрафы, общая сумма которых составила 283 тысячи рублей.

Замалчивание информации ведет к дискриминации

Но в этой статистике учтены не все случаи применения закона о запрете гей-пропаганды, отмечает правовой консультант ЛГБТ-инициативной группы "Выход" Максим Оленичев. Он говорит, что закон не применяется массово против людей и организаций напрямую, но выделяет другой "очень большой тренд". Роскомнадзор и прокуратура, по словам Оленичева, ищут в интернете ресурсы, где об ЛГБТ-сообществе рассказывают в нейтральном или положительном ключе, и идут в суд с требованием внести их в реестр запрещенных сайтов. Весной этого года Оленичеву, например, удалось оспорить блокировку сайта "Парни +", посвященного здоровью ЛГБТ-лиц.

Сооснователь "Российской ЛГБТ-сети" Игорь Кочетков в разговоре с DW также признал, что закон о запрете гей-пропаганды применяют нечасто. "Он всегда имел, прежде всего, идеологическое значение — больше, чем юридическое, — считает Кочетков. — То, что они (власти. — Ред.) называют нетрадиционными сексуальными отношениями, объявляется социально неполноценным, а ссылки на этот закон используются в информационных кампаниях для формирования ненависти, в том числе в отношении правозащитников".

На примере своей юридической практики Максим Оленичев делает вывод, что государство в блокировках сайтов выходит за рамки требований данного закона. Прокуроры и Роскомнадзор, по его словам, часто требуют запретить не только ресурсы без маркировки 18+, которые выпускают нейтральные материалы об ЛГБТ (например, об отношениях двух лесбиянок). При этом Конституционный суд РФ в 2014 году разъяснил, что нейтральное информирование несовершеннолетних о нетрадиционных сексуальных отношениях, например социальными педагогами или психологами, не является пропагандой, напоминает юрист.

"Закон о гей-пропаганде действует так, — объясняет Оленичев. — Он ограничивает распространения информации (об ЛГБТ-сообществе. — Ред.), и правдивая информация об этом не публикуется. Тогда люди начинают руководствоваться стереотипами, и по этой причине происходит дискриминация".

"Тема обсуждается — и это хорошо"

Одновременно с преследованием за распространение правдивой информации о любых отношениях, кроме гетеросексуальных, власти, указывают наблюдатели, мешают правовой и физической защите пострадавших от действий государства. За одну прошлую неделю министерство юстиции признало иностранными агентами сначала "Российскую ЛГБТ-сеть", а следом и ее основателя Игоря Кочеткова. Эта организация помогала в эвакуации гомосексуалов из Чечни, где их могли убить.

На той же неделе иностранным агентам стал и юрист Максим Оленичев — как и несколько других экспертов ранее самораспустившейся "Команды 29". Оленичев убежден, что это связано не только с защитой им в судах сотрудников штабов Алексея Навального, но и с делами, в которых он защищал ЛГБТ-лиц. "Потому что удается кое-что делать, несмотря на то, что законодательство усложняется и приобретает все более дискриминационный характер, — объясняет юрист. — Удается достичь результатов, которые могли вдохновить других ЛГБТ-людей на защиту своих прав".

В то же время Игорь Кочетков видит и позитивные последствия принятого в 2013 году закона. "Тема социального и правового положения ЛГБТ-людей в России стала одной из мейнстримовых для общества, хотя до 2012 года она замалчивалась, — замечает правозащитник. — Сейчас об этом говорят все — от президента до обывателей в общественном транспорте. Тема обсуждается, и это хорошо".

Кочетков также обратил внимание на парадокс: несмотря на все усилия госпропаганды, все больше молодых людей в возрасте до 25 лет считают, что гомосексуалы должны иметь те же права, что и гетеросексуалы. "Можно сказать, что цель, которую ставили авторы этого закона, не достигнута. Они проиграли", — заключил Игорь Кочетков.