В интернете можно встретить материалы, утверждающие, что запрет на алкоголь в исламе логичен, а его возникновение связано с пьянством, распространённым среди арабов. Вместе с этим нам известны стихи представителей средневековой мусульманской культуры (например, Омара Хайяма), воспевавшие вино, а также изображения, на которых запечатлены сцены царских пиров с вином в качестве привычного атрибута. Кроме того, привычное нам слово ”алкоголь”, а также термин ”аламбик” (сосуд для дистилляции) — это слова арабского происхождения.

В центральной части Аравийского полуострова — в регионе, где зародился ислам, — виноделие было слабо развито из-за климата, не подходившего для выращивания винограда. При этом сведения о производстве в Аравии вина не из винограда встречаются уже у античных авторов. Например, Страбон упоминает , что арабы в основном ”добывают вино из пальм”.

Виноградарство в Аравии развивалось в основном на юге, в горных районах Йемена. Это подтверждается не только археологическими находками, но и сведениями из южноаравийских надписей. На одной из таких надписей рассказывается о том, как на пиру люди пьют вино в обществе певиц. Кроме того, о распространении производства алкогольных напитков может свидетельствовать лексическое разнообразие — в арабском языке насчитывается от 100 до 250 слов для их обозначения.

Нельзя сказать, что такое положение вещей радикально меняется с возникновением ислама в Аравии. В хадисах — сообщениях о пророке Мухаммаде — есть сведения о том, что его сподвижники пили вино. В Медине его дядя Хамза ибн Абд ал-Муталлиб, находясь
в состоянии опьянения
убил верблюдиц, принадлежавших двоюродному брату и зятю пророка Али. Когда Хамзу привели к Мухаммаду, то пророк стал укорять дядю за содеянное, но не за распитие вина. Интересна ещё одна деталь этой истории: Хамза вместе с другими мусульманами пил вино в обществе певицы. Точно такое же описание пира было приведено в упомянутой выше южноаравийской надписи, что свидетельствует о распространении этой застольной практики по всей Аравии.

Alkoholivabad õlled

Отсутствие запрета на употребление вина подтверждается ранними аятами (стихами) Корана. Согласно мусульманской традиции, Бог ниспосылал откровения в течение всей жизни Мухаммада, а кораническая наука разделяет суры Корана по времени их ниспослания на мекканские (те, что были ниспосланы Мухаммаду во время его жизни в Мекке) и мединские (полученные после хиджры — переселения пророка и его сподвижников в Медину). В частности, в мекканской суре ”ан-Нахль” (”Пчёлы”) упоминается вино из винограда и фиников: ”И из плодов пальм и лоз вы берёте себе напиток пьянящий и хороший удел. Поистине, в этом — знамение для людей разумных!” (здесь и далее цитаты из Корана в переводе И.Ю. Крачковского). В этом аяте речь не идёт о запрете ”напитка пьянящего”, однако ”люди разумные” должны правильно понять это знамение Бога и самостоятельно различить вред и пользу от его употребления.

Отношение к алкоголю в Коране постепенно ужесточалось. В более поздней суре ”ал-Бакара” (”Корова”), которая относится к мединскому периоду в жизни пророка, вино идёт в одном ряду с азартной игрой майсир (её участники покупали в складчину верблюда, а потом делили его мясо согласно жребию). Про майсир и вино говорится, что ”в них обоих — великий грех и некая польза для людей, но грех их больше пользы”, то есть употребление алкоголя в этом контексте интерпретируется как действие, вред от которого превышает пользу от него. При этом более поздний аят из суры ”ан-Ниса” (”Женщина”) запрещает верующим молиться в этом состоянии: ”Не приближайтесь к молитве, когда вы пьяны, пока не будете понимать, что вы говорите”.

Наконец, ещё более поздние по дате ниспослания аяты фактически объявляют запретным и употребление алкоголя, и азартные игры: ”Вино, майсир, жертвенники, стрелы — мерзость из деяния Сатаны. Сторонитесь же этого”. В следующем аяте из той же суры ”аль-Маида” (”Трапеза”) эта мысль повторяется в отношении вина и майсира, при помощи которых ”Сатана желает заронить среди вас вражду и ненависть”. Сразу стоит заметить, что под ”стрелами” в аяте выше понимается распространённая среди арабов практика использовать стрелы с надписями для определения поведения в той или иной ситуации. Как поясняется в комментариях к Корану, арабы руководствовались надписями на стрелах, принимая их за божье веление. Если вернуться к главной теме, то эти аяты демонстрируют, что по мере роста мусульманской общины в Коране всё больше ужесточался запрет на употребление алкоголя и нахождение в состоянии опьянения. Если первоначально речь шла о том, что разумный человек сам в состоянии определить пользу и вред от вина, то в более поздних аятах употребление алкоголя классифицировалось как всё более и более серьёзное нарушение.

Природу таких постепенных запретов мусульманские религиозные учёные объясняли при помощи концепции насха (отмены). В Коране существует ряд аятов, постулаты которых противоречат постулатам более ранних или более поздних частей священного текста. Концепция насха заключается в том, что более поздний аят может отменять или уточнять положения, зафиксированные в более раннем. Таким образом, исключается гипотетическая ситуация, при которой мусульманин может руководствоваться одним из ранних ”винных” аятов, не содержащих строгого запрета на употребление алкоголя, — положения ранних аятов уточняются более поздними, в которых фигурирует строгий запрет.

При этом в Коране вино упоминается не только как источник опасности для верующего, но и как награда для праведников. Сразу несколько пассажей священной книги мусульман описывают сцены, ожидающие благочестивых мусульман в раю, и среди этих описаний не раз упоминается вино. Праведникам уготована загробная жизнь в саду, где текут реки из воды, молока и вина, ”приятного для пьющих”. Напиток, который будут подавать в раю, не содержит ”буйства”, а также не вызывает ”пустословья и побуждения к греху” , ”головной боли и ослабления” .

Другими словами, райское вино, которое доступно лишь праведникам, кардинально отличается по свойствам от вина земного.

Запрет на употребление алкоголя и нахождение в состоянии опьянения уточняется и дополняется в хадисах. В одном из них сообщается что всё, что вызывает опьянение, признаётся вином (хамр) и потому запретно для мусульман (харам). Термин ”хамр”, который встречается в ряде коранических контекстов, для простоты мы будем переводить как ”вино”, хотя под ним понимается большое число опьяняющих напитков, получаемых в результате брожения. Также в хадисах классифицируются продукты, из которых изготавливают алкоголь: виноград, сушёные финики, мёд, пшеница и ячмень. Текст одного из хадисов отсылает к райскому вину: ”Тот, кто пьёт вино в этой жизни, не будет пить его в жизни будущей, если не покается”. Хадисы таким образом продолжают линию, заложенную в последних по дате ниспослания аятах Корана на эту тему: они подтверждают коранические установки, при этом расширяя категории опьяняющих напитков.

Õlu

В первые столетия мусульманской истории активно развивается исламское право ( фикх ), внутри которого выделяются различные школы права ( мазхабы ). Среди правовых школ сформировались различные трактовки термина ”хамр” и отношения к опьянению. Представители маликитского и шафиитского мазхабов настаивали на полном запрете опьяняющих напитков, используя при этом разные основания. Маликиты обосновывали запрет кораническими аятами, в которых говорилось, что алкоголь вызывает ненависть и вражду среди мусульман, а также не позволяет им отправлять их религиозные обязанности.
Шафииты, отдавая должное Корану, также опирались на упомянутые выше хадисы о строгом запрете алкоголя. Обе эти школы права при этом критиковали представителей ханафитского мазхаба, первоначально выступавших за более узкое толкование термина ”хамр”.

Ханафиты, в отличие от других школ права, первоначально считали хамром только напитки, изготовленные из свежего виноградного сока в результате брожения, и, следовательно, допускали изготовление напитков из, например, вываренного виноградного сока. Кроме того, ханафитские законоведы на раннем этапе существования школы не запрещали не только изготовление, но и потребление таких напитков, расширительно трактуя критерии опьянения: затруднения в речи или неспособность отличить день от ночи, а мужчину — от женщины. Со временем ханафиты пришли к мнению о необходимости полного запрета на изготовление опьяняющих напитков и о недопустимости их употребления.

Что касается ханбалитского мазхаба, то он, изначально будучи самым консервативным, здесь солидаризировался с маликитами и шафиитами: как отмечает один из авторов, все эти три мазхаба обсуждают употребление алкоголя только в контексте наказания за это. Таким образом, консенсус относительно недопустимости употребления любого алкоголя в любых количествах сформировался среди основных суннитских школ права. Шиитские правоведы солидарны со своими коллегами в этом вопросе.


Социальная сторона этого запрета и применение этих ограничений на практике имели множество нюансов. С воцарением в халифате династии Аббасидов в 750 году придворная культура и этикет начали формироваться подотчётливым влиянием иранских доисламских традиций (среди которых были в том числе и царские пиры с вином и музыкантами). Эти традиции распространились и в исламскую эпоху, несмотря на возникновение правового запрета. Виноделие развивалось на территории мусульманского мира, а одним из его центров был город Шираз. Ширазское вино (связь которого с современным сортом шираз не доказана) было очень популярно и даже экспортировалось в Европу.

Кроме того, правовые нормы ислама (в том числе и запрет на алкоголь) не применялись к иноверцам. В связи с этим в крупных мусульманских городах за порядком и соблюдением установлений шариата следили специально назначенные надзиратели-мухтасибы, а торговля вином ограничивалась кварталами, в которых проживали немусульмане. В персидской лирической поэзии такой абстрактный квартал получает название ” харабат ” и становится одним из главных мест действия. В харабат отправляется, например, взыскующий истины лирический герой поэта Хафиза Ширази, уставший от лицемерия окружающих (в конце этой статьи есть филологический перевод и комментарий одной из газелей Хафиза, в которой встречаются все эти мотивы). Он приходит в питейное заведение, где старец-маг (то есть зороастриец или шире — немусульманин) даёт ему вина. Впрочем, подобные пассажи можно толковать метафорически: эксцентричный мистик в процессе познания Бога получает вино познания от своего наставника.

Винные мотивы появились в поэзии мусульманского мира ещё до Хафиза. В арабской лирике сформировался целый жанр хамрийят — избравшие его поэты воспевали вино и застолья. Считается, что развитие этого жанра связано в том числе с влиянием иранской доисламской поэзии, в которой описывались царские пиры, а одним из главных мастеров стихотворений хамрийят был поэт персидского происхождения Абу Нувас.

В ряде современных стран, законодательство которых так или иначе основано на нормах шариата, алкоголь находится под запретом, а его производство, контрабанда или потребление уголовно наказуемы. При этом, например, в Иране эти меры не распространяются на официально признанные общины иноверцев — христиан армянской или ассирийской церкви. Официальный запрет на продажу алкоголя создаёт новые возможности для рынка напитков: в том же Иране весьма развита индустрия безалкогольного пива.

В некоторых странах Северной Африки, впрочем, алкоголь продаётся и даже производится несмотря на внедрение установок шариата в их правовую систему. В Египте, например, запрет на алкоголь является темой, обсуждаемой на телевидении и в прессе, а некоторые высокопоставленные правоведы признают истинной старую ханафитскую версию запрета. В том же Египте слова популярных проповедников об алкоголе превращаются в вирусные новости и даже становятся поводом для создания и разбора фейков.


ПРАВДА!