Литовский город Друскининкай находится в девяти километрах от белорусской границы в двух часах езды от Вильнюса. Обычно он переполнен туристами из Литвы, Беларуси, Латвии и Польши. Номера в спа-отелях нужно бронировать здесь за два месяца, причем вне зависимости от сезона.

Казалось бы, несколько дней назад курортная жизнь должна была остановиться, поскольку Литва объявила чрезвычайную ситуацию в десятикилометровой зоне вдоль границы.

Литовские власти обеспокоены ситуацией в Польше, литовские пограничники сообщают, что белорусские силовики перевезли часть мигрантов оттуда к литовской границе. Около сотни мигрантов движутся вдоль границы в сторону Польши и сейчас находятся около Друскининкайского района.

Но в городе-курорте так ничего и не изменилось. Спа-отели переполнены, у ресторанов стоят очереди. Впрочем, если раньше тут были только туристы, то сегодня к ним присоединились военные, полиция и сотрудники европейского пограничного агентства Frontex.

Страдают водители грузовиков

"Полиции стало гораздо больше, они тут практически живут", — говорит местный житель Вайдас. "Обычно три экипажа полиции, сейчас около десяти. Армия тоже есть. Но это ничего страшного, все нормально", — объясняет еще один местный житель Аурис.

В соседней деревне Капчаместис на улицах нет почти никого, кроме военных. 15 из 20 посетителей местного магазина — военнослужащие, большинство клиентов местной столовой — также военные и пограничники. Примерно каждый десятый контакт в "Тиндере" (приложении для романтических знакомств) — военный.

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше. Никаких ненужных подробностей и передергиваний — только факты и взвешенная аналитика.

Однако ни на быт местных жителей, ни на свободу передвижения усиленное присутствие силовиков не влияет. Изабелла, которая приехала в Капчаместис из Польши, говорит, что при пересечении границы ЧС не почувствовала, а военных и армии в Польше даже больше.

"Я не боюсь полиции, они хотят меня защищать. Сейчас нам нужно бояться за людей [то есть мигрантов — ред.] и что-то делать, но что? Это первая новость по телевизору — польскому, российскому и американскому. Это очень тяжелая ситуация, мы люди, мы хотим помогать людям. С другой стороны, по всему миру проблема с мусульманами", — говорит Изабелла.

Но если пересечь границу между Литвой и Польшей все еще довольно просто, то выехать за пределы ЕС становится все сложнее. На границе между Литвой и Беларусью выстроилась десятикилометровая очередь из фур.

"Стоим уже 17 часов, если таким же темпом будем двигаться, то еще часов 15. Обычно [для перехода границы требуется] часов 10. На всех границах сейчас полный коллапс. Польша закрыла один переход, люди поехали через Литву. На некоторых КПП стоят еще дольше, трое-четверо суток, тут еще как-то двигается", — говорит дальнобойщик Виктор.

Неоднозначное отношение к мигрантам

Польша закрыла КПП "Кужница" из-за рекордного числа мигрантов на границе. А в приграничных районах Литвы, в 50 км от КПП "Кужница" и в 30 км от Гродно, где, по сообщениям СМИ, мигранты собираются перед выходом на границу, люди видели их только по телевизору. И среди местных жителей нет согласия по вопросу о том, как к ним относиться.

Елена живет на самой границе с Беларусью и говорит, что в этих местах иностранцы с неевропейской внешностью вряд ли останутся незамеченными. "Друскининкай — очень маленький город, тут даже туристов сразу видно, им [мигрантам — ред.] тут спрятаться невозможно. Если я увижу, позвоню в полицию, — говорит она. — Не понимаю этих молодых польских девочек, которые ходят по лесу и оставляют им еду, не представляю, чтобы моя дочка делала такие вещи".

"Здесь в Друскининкае люди обсуждают ситуацию, это давит психологически, но самих мигрантов я не видел. Если он не с ножом, то нечего бояться, но много хорошего про них [мигрантов — ред.] не говорят. Я много лет жил в Германии, это люди другой культуры, они живут по-другому", — соглашается еще один местный житель, Вайдас.

Аурис, напротив, готов помогать: "Некоторые тут боятся мигрантов, а я нет. Если встречу, просто пройду мимо. Если попросят помочь — помогу, чем смогу… Не знаю чем, может, деньгами".

Сваюнас живет рядом с границей и тоже готов помогать мигрантам: "Я их не боюсь. Думаю, они такие же люди, как мы. Если бы я мог, я бы помог. Я пока никого не видел. Не знаю, должна ли помогать страна".

Литовский политолог Лауринас Йонавичус считает, что вопрос мигрантов разделил общество: "В Литве есть мнение, что надо их отталкивать, потому что это вопрос нашей безопасности. Есть люди, которые говорят, что это нарушение прав человека и надо что-то делать. Конечно, это дилемма: люди мерзнут и это нехорошо".

"Это Лукашенко их привез"

Официальная Литва не собирается менять позицию и пропускать мигрантов через границу, как это было в начале лета. В июне-июле литовские пограничники задержали за нелегальное пересечение границ более четырех тысяч человек, их размещали в палатках, старых школах и общежитиях. Людям не хватало воды, еды и элементарных средств гигиены.

В конце лета тактика Литвы поменялась. Вместо того, чтобы отправлять мигрантов в лагеря, их начали отталкивать назад в Беларусь. В итоге людям, в том числе детям, приходилось жить в лесу неделями и месяцами.

"Все месседжи белорусской пропаганды на это и направлены: посмотрите, как плохо обращаются с этими людьми. Но проблема в том, что это Лукашенко их привез, толкает и не пускает назад", — считает Лауринас Йонавичус.

Власти Беларуси считают, что в миграционном кризисе виноваты страны ЕС, которые отказываются принимать мигрантов. Президент Александр Лукашенко также говорил, что ранее Беларусь была барьером на пути нелегальных мигрантов в Европейский союз, однако с учетом введения против страны санкций ей стоит задуматься, нужно ли делать это дальше.

Одновременно с эскалацией ситуации на границе с Польшей литовские СМИ сообщили, что 500 мигрантов были переброшены белорусскими силовиками к литовской границе. За последнюю неделю литовские пограничники разворачивали от 20 до 300 мигрантов в сутки.

"Если бы мы не защитили нашу границу и не начали бы останавливать, их было бы уже больше 50 тысяч. Мы бы с трудом справились с таким количеством, — сказал замглавы МВД Литвы Арнольдас Абрамавичус Русской службе Би-би-си через неделю после эскалации на польской границе. — Мы не можем себе позволить подвергаться гибридным атакам и новыми волнам нелегальной миграции".

Абрамавичус не стал комментировать ситуацию в Польше, где пограничники сообщили как минимум о семи смертях среди мигрантов, преимущественно от переохлаждения. Однако литовская сторона хорошо понимает, что нечто подобное может случиться и на их границе.

"Если их пригласили белорусские власти с целью туризма, если они получают белорусские визы, если они платят за [туристические] пакеты, то белорусские власти несут полную ответственность. На литовской границе смертей не было, — продолжает Абрамавичус. — Если кто-то пытается пересечь границу, мы помогаем гуманитарными пакетами, но перейти не даем".

По его словам, Литва собирается оказывать давление на международное сообщество, чтобы проблема решалась на уровне ЕС. Прямой диалог с Александром Лукашенко или официальной Москвой он исключает. "Не говорили и не будем. Зачем говорить с теми, кто проявляет гибридную агрессию против нас?", — заключает Абрамавичус.

Литва ждет войны?

Политолог Лауринас Йонавичус считает, что именно переговоры — цель Лукашенко. "Он хочет легитимности, он создал эту проблему для того, чтобы с ним разговаривали, может, чтобы ему еще и деньги платили, он следует турецкому сценарию. Он хочет показать, что он важен и нужен, а все эти проблемы с выборами не так важны. А этого мы не можем позволить", — считает он.

По его словам, Лукашенко не хочет войны, однако ради дестабилизации ситуации и углубления кризиса он пойдёт на все. А это значит, что сценарий военного конфликта исключать нельзя. "Если послушать его риторику, он постоянно говорит, что будут провокации с литовской и польской стороны, что в принципе значит, что он сам будет создавать эти провокации, а потом винить Польшу и Литву", — добавил Йонавичус.

Об угрозе вооруженного противостояния ранее также официально заявляла Польша и МИДы трех стран Балтии.

"Надо делать все возможное, чтобы это не переросло в военный конфликт, нужно участие разных стран и организаций, чтобы разрешить это мирно", — считает Арнольдас Абромавичус.

По его словам, Литва может попросить помощь у партнеров по НАТО, в том числе военную. Первым этапом была бы просьба о консультациях, однако литовские власти еще не определились даже с этим пунктом. Возможность обращения в НАТО также рассматривают Польша и Латвия. "Эта гибридность создает много проблем, — говорит Йонавичус. — Непонятно, где уже агрессия, а где только провокации".

Мигранты убегают

Чрезвычайная ситуация, введенная в некоторых районах Литвы, покрывает не только приграничную зону. Власти опасаются эскалации также в местах проживания мигрантов. В четырех из пяти литовских центров размещения иностранцев вспыхнули беспорядки ровно тогда же, когда началась эскалация на польской границе.

Теоретически это значит, что мигрантов, которые содержатся в центре, должны лишить мобильной связи. Начальник одного из таких центров в литовском городе Пабраде Александрас Кисловас сказал Русской службе Би-би-си, что телефонов нет у тех, кто был задержан решением суда, остальных руководство лагеря лишать связи не собирается.

"Они пользуются связью, у 100 человек есть частные адвокаты, им нужно согласовывать процессуальные вопросы. Но если будут моменты, связанные с массовыми беспорядками или попытками массовых побегов, телефоны могут забрать", — говорит он.

С начала ведения ЧС мигрантам разрешены встречи только с близкими родственниками, представителями НПО и адвокатами. То есть, с журналистами им общаться нельзя.

По словам Кисловаса, условия проживания в лагере заметно улучшились. Летом люди жили в многоэтажных домах и палатках, а сейчас палатки заменены на контейнерные домики. Здесь есть пять секторов; каждый из них рассчитан на 150 человек, во всех секторах есть свои тренажерные залы, санузлы, души и горячая вода.

Но в лагере, изначально рассчитанном на 220 человек, сейчас живут 776. Сейчас право покидать территорию есть у 28 человек, а летом таких разрешений было около 300. 280 человек воспользовались правом выйти из лагеря и не вернулись. По данным литовских пограничников, из литовских центров расселения сбежали в общей сложности несколько сотен мигрантов.