- Андрей, быть вратарем в 53 года — каково это?

На самом деле я уже собирался заканчивать карьеру игрока, даже на любительском уровне. Мне было лет 40, и мы играли на чемпионате мира среди ветеранов в Квебеке за команду ветеранов СКА. В финале проиграли канадцам, и в команде соперника был вратарь, по движению я бы ему дал лет 30. Когда уже после игры мы пожимали руки и сняли маски, я понял что он намного старше меня. Этот момент и послужил для меня мотивацией в дальнейшем. Пока ты в маске, должен двигаться так, чтобы никто не мог определить, сколько тебе лет.

- Как удается оставаться в такой прекрасной форме?

Я думаю, что это все заложено генетически, предками. Я не слежу особо за питанием, у меня нет диет. При росте 186 сантиметров, вес 80-81 килограмм, я думаю, что все это генетика. Стараюсь больше тренироваться, ходить в зал, тянуться, так как с растяжкой в свое время были проблемы, а сейчас уж тем более. Но в основе все равно лежат тренировки на льду, чтобы всегда находиться в тонусе и не терять свою форму.

- Ваши сверстники играют в России в Ночной лиге, а вы — на совсем другом уровне в Эстонии. Почему?

Когда у тебя были профессиональные контракты, ты не имеешь права там играть. Меня звали туда несколько команд, но из-за профессионального прошлого и конечно же профессионального настоящего, мне там играть нельзя.