В Эстонии равноправны две формы народного волеизъявления: электронное и бюллетенями. Я выбрал традиционный способ, чтобы посетить избирательный участок и понаблюдать его работу изнутри (на фото). Возле участка нарезал круги Владимир Свет — мимишный глава нашего района Ласнамяэ, крупнейшего в Таллинне и с долей русских до 90%. Глава Ласнамяэ, представляющий правящую в городе Центристскую партию, уговаривал всех пойти на выборы и раздавал пакетики гигиенических салфеток со своим светлым ликом (на фото). Возле входа на избирательный участок, расположенный в торговом центре, бодрая старушка-активистка раздавала календарики и авторучки с логотипом Центристской партии. Думаю, в России причастных к выборам людей хватил бы удар от такого беспредела. Но в том-то и дело, что между выборами в Эстонии и тем, что называют выборами в России, расстояние в несколько световых лет. Назову главные отличия.

1. Закон о выборах в Эстонии в 7 раз меньше по объёму, чем российский аналог.

2. Регистрация кандидатов в Эстонии носит уведомительный принцип: совет партии утверждает список кандидатов и передаёт его в комиссию. Независимый кандидат просто направляет в избирательную комиссию заявление, сообщая, что согласен баллотироваться кандидатом. Сбор подписей отсутствует. Кандидаты указывают своё имя, контактные данные и адрес регистрации. Избирательные комиссии не имеют полномочий для проверки этих данных и регистрируют всех кандидатов, присваивая им номера, не позднее 35 дней до дня голосования. Кандидатом в депутаты может стать гражданин Эстонии и любой страны, входящей в Евросоюз. Есть два ограничения для получения статуса кандидата: если лицо признано судом недееспособным или отбывает тюремное наказание по приговору суда. В России действует 50 ограничений на право быть кандидатом.

3. Правом голоса на муниципальных выборах в Эстонии обладают следующие лица в возрасте с 16 лет: граждане Эстонии, граждане Евросоюза, граждане третьих стран, имеющие статус постоянного или долговременного жителя, лица без гражданства, постоянно проживающие в Эстонии и внесённые в Регистр народонаселения. Ограничение: признание судом гражданина недееспособным и отбытие тюремного наказания.

4. Никаких ограничений при формировании избирательных фондов кандидатов, на выпуск агитационных материалов или на проведение агитации в СМИ, в помещениях или на улице не существует. С этого года наружная политическая реклама сохраняется до дня голосования. Нет понятия ”день тишины”. Нет понятия ”подкуп избирателей”: в течение всей агитационной кампании кандидаты раздают книжки, ручки, мыло, сахар, пирожки, пекут блинчики и жарят шашлыки, угощая избирателей. В Эстонии нет законов, регулирующих деятельность средств массовой информации, поэтому редакции медиа самостоятельно принимают решение о формате проведения предвыборной агитации и участниках дебатов. При этом медиа руководствуются Конституцией Эстонии, Хартией основных прав человека ЕС и Кодексом журналистской этики.

5. Статус наблюдателя на выборах в Эстонии может получить любой человек в уведомительном порядке, пришёл на участок, сказал: меня зовут…, я хочу быть наблюдателем. И будь им. В России статус наблюдателя регулируется тремя статьями закона и включает 26 пунктов, половина из которых — ограничения статуса наблюдателя.

6. В Эстонии список избирателей ведётся в электронном виде. Поэтому с этого года избиратель может проголосовать на любом участке в своей волости, в городе, или в районе Таллинна. Это и есть ”мобильный избиратель”. Никакого открепительного удостоверения, как в России, получать не нужно.

7. Электронное голосование популярно в Эстонии настолько, что в этом году половина избирателей, принявших участие в выборах, предпочли интернет походу на участок. В Эстонии электронным голосованием недовольны только партии, которые получают больше голосов по бюллетеням. Доверие электронному голосованию выражает более 90% населения Эстонии. Это связано с тем, что Эстония имеет репутацию надёжного ”электронного государства”, где практически все госуслуги и многие услуги частных предприятий предоставляются в электронном виде. В России электронное голосование было скомпрометировано тем, что идентификация избирателя происходит на основе кодов, присылаемых по интернету. Это создаёт уязвимость для системы, где все процедуры носят виртуальный характер. В Эстонии есть материальный носитель идентификации — ID или ”идентификационный документ личности” с чипом. Коды присваиваются в момент получения и активации документа. Подделать его — то же самое, что подделать банковскую карту для доступа к существующему счёту, т.е. практически невозможно. Да и незачем. Да и некому. В Эстонии не нужна никакая регистрация для электронного голосования: просто вставляешь карту в считыватель компьютера, заходишь на сайт valimised.ee, вводишь свой ПИН-код и голосуешь.

Предварительное голосование на участках и в интернете в Эстонии проходило с 11 по 16 октября, 17 октября можно было проголосовать только на участке. И при этом можно было изменить решение, принятое в электронном виде.

8. В Эстонии в бюллетене ставится не крестик напротив фамилии кандидата, а номер кандидата в списке по данному округу (на фото). Это облегчает процедуру обработки бюллетеней. Обычно через два часа после закрытия участков уже известны результаты голосования по всей Эстонии. В режиме онлайн можно наблюдать, как меняется число проголосовавших (на фото) и как считаются голоса.

Почему же избирательные системы Эстонии и России радикально отличаются? Потому что работает разная логика государственного строительства. Если в Эстонии государство тратит слишком много усилий на урегулирование конфликтных ситуаций в правоприменительной практике, то право эволюционирует по пути снижения барьеров и отмены запретов. В России конфликт государства и общества всегда заканчивается введением новых ограничений, барьеров и запретов, а закон превращается в набор инструментов для подавления гражданских свобод.

Вот и все дела. Печальные…

Редакция может не разделять мнение автора.