”Когда начались эти события, мы были в летнем отпуске, поэтому никто в принципе ничего не понимал. Когда пришел август, в школе уже были военные. И потом, когда мы стали интересоваться, что же нам делать — ведь подходит сентябрь — наш директор перестала выходить на связь”, — вспоминает нынешняя директор школы Галина Васильева, которая тогда была простым учителем.

К сентябрю в селе осталось мало учителей. По словам Васильевой, когда учителя стали выяснять, что же делать и что с ними будет дальше, то из департамент образования никто ничего не мог ответить.

”Потом нас пригласили военные, которые базировались здесь, на территории села, с разных формирований. И они нам сказали, что кому-то надо взять на себя ответственность и начинать учебный процесс.

Сначала директором школы согласился стать один из учителей — мужчина. Потом ему начали угрожать, и его семья выехала в Киев. Семья настояла на том, чтобы и он тоже выехал. В один из дней я приезжаю в школу, а мне говорят: поздравляем, вы теперь директор школы. Извините, встать и голосить, что я не буду, я не хочу, я не могу, это было вообще некорректно и неправильно”, — рассказывает Васильева о том, как приняла на себя руководство школой.

Обучение в амбулатории

10 ноября 2014 года, в самый разгар боевых действий, школа переехала в местную амбулаторию, потому что другого помещения для обучения не было. ”Амбулатория не отапливалась, стреляли без конца, гибли люди. 2014-2015 годы — самые ужасные. Учителя разъехались. Оставалось около 28 детей. Обучение проходило раз в неделю. Дети приходили пешком, кто-то на велосипедах из Кряковки. Учителя с ними занимались по чуть-чуть, давали домашнее задание”, — вспоминает Васильева. Поначалу для учебного процесса школа занимала лишь одну комнату в амбулатории, а к маю 2014 года, когда детей уже было около 60, — все комнаты.

Здание амбулатории

”Дети с удовольствием шли в школу, мы проводили мероприятия, даже внеклассные. Вывозили детей на районные соревнования. Тренировались на заброшенных огородах — дети бегали и ползали. Стадиона же нет. Мы вывозили детей при любой возможности”, — рассказывает директор.

В 2015 году школе удалось организовать последний звонок. Последнюю линейку провели в амбулатории. Безопасность обеспечивали военные: в центр села, к памятнику Булавина, выехали танки. Дети пришли с шариками и флагами. ”Пришло все село, люди плакали”, — говорит Васильева.

В сентябре того же года ученики вернулись в здание школы. Оно было разбито и ремонтные работы на тот момент были проведены лишь частично. До февраля 2016-го в здании не было отопления. Уроки были сокращены, но несмотря на холод, отмечает Васильева, все дети ходили в школу.

31 января 2017 года школа в очередной раз попала под обстрел, было прямое попадание снаряда. В здании вылетели окна и двери. Обошлось без жертв, кочегара спасло то, что он находился не в здании школы, а в кочегарке.

Два дня здание приводили в порядок, после чего дети вновь пришли с рюкзаками в школу. ”Пришли все, никто никуда не уехал, — отмечает Васильева. — Спасло нас, конечно, что на многих окнах была защитная пленка и стекла не рассыпались, они покололись, но остались на этой защитной пленке”.

Правда, в некоторых классах, где были старые деревянные окна, их пришлось забивать фанерой, где-то — завешивать пленкой. Новых дверей не было вообще, их завесили пледами, которые ранее выделил Красный Крест. Но потом благодаря благотворительным фондам в школе были установлены новые окна.

Поддержка от Эстонии

В те сложные времена большую поддержку школе оказали волонтеры из правозащитной организации ”Восток-SOS”, которых Васильева называет героями. Через несколько дней после попадания снаряда в здание волонтеры из разных городов Украины приехали в трёхизбенскую школу для проведения тренинга ”Школа — территория прав человека”.

Галина Васильева также благодарит эстонскую организацию Mondo, которая совместно с Министерством иностранных дел Эстонии до сих пор оказывает школе гуманитарную помощь. ”Большущее, огромнейшее спасибо! Когда нам было очень тяжело, первая помощь, конечно, в плане материального и технического обеспечения, это была как раз вот от Mondo. Это колоссальная поддержка”, — отмечает Васильева.

Директор школы Галина Васильева

Самое ужасное — это дети, которые вообще не могли улыбаться. Да и учителя тоже. В 2015 году людям, которые возвращались в село, было тяжелее чем тем, кто здесь оставался все время. Нам уже было все равно, понимаете. Каждый день свистит, стреляют, кого-то убивают. А люди, которые вернулись, они боялись выходить на улицу, им было страшно. У нас же страха никакого не было, но учителя не улыбались, никто даже голову не поднимал, это, конечно, ужас. В одном классе, который мы выпустили в этом году, ребята уже поступили в учебные заведения, но мне кажется, что они так и не адаптировались. В 2014 году они были учениками 5-го класса, то есть это переход с начальной школы в среднее звено, период адаптации. Он всегда сложный для детей”, — говорит Васильева, отмечая, что к нынешнему моменту дети уже стали улыбаться.

Коронавирус

Многие ученики сами приходят к Галине Васильевой в кабинет, чтобы поговорить. ”Родители поначалу были шокированы, что дети приходят просто так. Любой ребёнок может прийти просто так с любыми своими проблемами. Я считаю это нормальным, мы продолжаем жить”, — говорит директор.

Сейчас школа в Трёхизбенке работает в обычном режиме. Перед ней стоят другие задачи, впрочем, они касаются всех учебных заведений в мире — это вакцинация от коронавируса.

”Сейчас мы всем обеспечены — средствами дезинфекции, гигиеническими средствами. Надеемся, что учителя вакцинируются. Надеемся, что мы попадем в ту категорию учебных заведений, которые продолжат учебный процесс в нормальном режиме при любых условиях”, — выражает надежду Васильева.

На данный момент в трёхизбенской школе работают 10 классов, одиннадцатого нет. В общей сложности в школе обучаются 70 учеников.

”Сейчас тихо. Нас это радует. Люди начинают потихоньку радоваться жизни, потому что для нас на многие годы вообще ушло такое понятие — радоваться жизни. Люди немножко головы стали поднимать, улыбаться, даже уже немножко строить планы. То есть, у нас появился — чуть-чуть — но завтрашний день. Мы уже можем сказать: "Я это сделаю завтра". Раньше у нас этого не было. Это, конечно, печально и жутко, но, слава Богу, сейчас немножко ситуация изменилась".

Поездка на линию разграничения, финансируемая Министерством иностранных дел Эстонии и программой США US Development Cooperation Partnership, организована MTÜ Mondo в сотрудничестве с ”Восток-SOS”.