Сюрпризом для многих (я — не исключение) стало то, что мировая экономика довольно быстро оправилась от кризиса, и стремительный спад сменился быстрым экономическим ростом. Кажется, мы имеем дело со структурными изменениями, имеющими долгосрочный эффект. Есть надежда, что уже в среднесрочной перспективе пандемия повысит уровень жизни среднего жителя Земли, а не понизит его.

Социальные последствия пандемии гораздо боле противоречивы. Обычно масштабные кризисы служат возможностью для сплочения общества. Общий враг заставляет забыть о менее значимых противоречиях и конфликтах. Во время войн и эпидемий в обществах больше единства, чем в периоды благополучия. Однако в вызванный пандемией коронавируса кризис, к сожалению, было иначе. Сегодня мы живем в мире, где меньшинство — антипрививочники — активно противостоит мейнстриму государственной политики и СМИ, используя различные, порой волне разумные аргументы

Процент противников вакцинации растет

Скептическое отношение к вакцинам имеет место не только в контексте пандемии коронавируса. В Эстонии доля противников вакцинации растет с каждым годом. Сегодня у нас не привиты уже 5% детей. Если этот показатель достигнет 10%, то нас вновь ожидают эпидемии давно забытых болезней. Их жертвами могут стать и привитые дети, так как ни одна вакцина не обеспечивает стопроцентной защиты. Если уровень защиты той или иной вакцины составляет, к примеру, 85%, то в классе, из 25 учащихся иммунный ответ на вакцину не выработан у 4 детей. И если в этом классе будет ещё столько же непривитых детей, то велики шансы вспышки заболевания. Это самый распространенный аргумент, используемый для критики антипрививочников. Да, каждый сам вправе решать вопросы, касающиеся собственного здоровья, однако такое решение ставит под угрозу и здоровье окружающих. Из-за непривитых пациентов система здравоохранения может испытывать гораздо большую нагрузку, тогда как налоги платят все одинаково. Примерно такая же ситуация с алкоголиками и курильщиками, разница лишь в том, что, платя акцизы, они таким образом вносят аванс за свое дальнейшее лечение. Звучит цинично, но тем не менее — поступления от акцизов могут быть направлены, например, на поддержку детского спорта и т.д.. Курильщик может умереть мучительной смертью от рака легких, его лечение — нагрузка для Больничной кассы, соответственно, для налогоплательщиков. Однако он, по крайней мере, внес предоплату за свое лечение. Непривитые способны нанести не меньший ущерб, но без предоплаты.

Но есть и другая сторона медали. Не стоит забывать, что вакцина — это лекарство. Прием любого лекарственного препарата может сопровождаться определенными рисками и побочными эффектами. Вакцины — не исключение, они могут стать причиной смерти. Например, в 2018 году в Эстонии после прививки от туберкулеза умер один ребенок. В этом году один человек скончался от вакцины от коронавируса. Вакцина может нанести вред здоровью. Конечно, эти единичные случаи несравнимы, к примеру, с последствиями от эпидемии полиомиелита, но вряд ли это станет утешением для родителей, чей ребенок попал в эту печальную статистику. Возникает вопрос — справедлива и оправдана ли массовая вакцинация детей, если государство не желает брать на себя ответственность за возможные негативные последствия от вакцин? Это касается и вакцинации взрослых.

От смерти после вакцин защиты не существует

В Эстонии есть возможность так называемого страхования пациентов, заключающаяся в страховании ответственности врачей. Человек имеет право на компенсацию, если в результате врачебной ошибки его здоровью был нанесен ущерб. Если последствием ошибки стала смерть пациента, то компенсацию могут получить его родные. На сегодняшний день такое страхование является добровольным, 70% — 80% врачей уже воспользовались такой возможностью, но и оставшиеся 20% — 30% вряд ли смогут уйти от ответственности. В случае врачебной ошибки возмещения ущерба можно требовать через суд, и наши суды имеют неплохой опыт в разрешении подобных споров. Официальных ”расценок” не существует, однако при рассмотрении каждого отдельно случая исходят из предыдущего опыта. Врач, не оформивший страховку, покрывает нанесенный ущерб из своего кармана. И платит он примерно такую же сумму, которая была бы указана в страховом полисе.

В настоящее время в систему страхования пациентов вносятся существенные изменения. Так, страхование станет обязательным для врачей. Для осуществления выплат будет создан специальный фонд. Управлять фондом будет страховой консорциум. Вест процесс займет еще несколько лет, но, мне кажется, что в этом вопросе мы движемся в верном направлении. И сейчас пациенты защищены, скорее, хорошо. К страхованию пациентов пока не присоединились отдельные крупные больницы (у которых достаточно средств на покрытие ущерба) и многие семейные врачи, ошибки которых обычно не могут нанести такого серьезного ущерба, как ошибки, скажем, хирурга. Однако уже сегодня в Эстонии за врачебные ошибки отвечают все врачи.

С компенсацией ущерба от вакцин ситуация совсем иная. Если имеет место врачебная ошибка (врач может ввести не тот препарат или неправильно рассчитать дозу), то в таком случае действует страхование пациента. Однако если у пациента после вакцинации возникают побочные эффекты (а это практически все случаи, связанные с ущербом от вакцин), то за это не несет ответственности никто. Такая ситуация вызывает в людях неуверенность, раскалывает общество и по-человечески абсолютно несправедлива.

Подавляющее большинство людей сегодня выбирают вакцинацию. Они понимают, что вакцины помогают выработать иммунитет, и не верят, что им вживляют чипы или миром управляют рептилоиды. Они не считают, что побороть вирус поможет жидкость для очистки труб или глистогонные препараты. Они предпочитают пройти вакцинацию, часто для того, чтобы защитить других. Но если вакцина становится причиной смерти или инвалидности, то ни пострадавших, ни их семьи сегодня в Эстонии не защищает никто.

Мир может стать чуть справедливее

Я уверен, что нынешний кризис может улучшить ситуацию с вакцинацией в Эстонии в целом. Поезд пока еще не ушел — сегодня идеальное время для того, чтобы создать в Эстонии фонд по возмещению ущерба от вакцин. Благодаря системе страхования пациентов у нас разработана судебная практика по компенсации ущерба из-за врачебных ошибок. В общих чертах мы знаем, о каких суммах может идти речь. В случае смерти человека можно говорить о 100-200 тысячах евро, в случае нанесения различной степени вреда здоровью суммы меньше.

Отдельная тема — это источники финансирования. Однако в случае возмещения ущерба от вакцинации речь не идет о десятках миллионов. Нам хватило бы ориентировочно полмиллиона евро в год, и 30 центов на человека — это абсолютно приемлемая и адекватная инвестиция, чтобы снизить напряжение, повысить процент вакцинированных и в результате избежать эпидемий. Можно, конечно, рассуждать о том, что эти средства стоило бы брать из карманов антипрививочников — например, за счет более высокого социального налога. Однако, думаю, вносить эту тему в сегодняшнюю повестку не стоит. Индивидуальное налогообложение, в основе которого лежит стиль жизни налогоплательщика — тема, безусловно, перспективная, однако при сегодняшнем устройстве общества кажется нереальной.

Нынешний созыв парламента еще успеет разработать законодательство, касающееся возмещения ущерба от вакцин. Успеет принять соответствующие законы за оставшиеся полтора года работы. Никакие деньги, конечно, не помогут вернуть умершего человека, но это не делает и страхование пациентов. Однако наличие фонда компенсации ущерба от вакцин поможет повысить чувство справедливости в обществе, уменьшить степень его разобщенности. Такой фонд не станет панацеей, мы не решим всех проблем противников вакцинации. Однако, по крайней мере, мы будем знать, кто должен и будет отвечать в случае, если вакцинация закончится плохо для человека. Это — ответственность государства.