"Мы тебя убьем или сделаем так, что сам себя убьешь"


"Я не верю, что это случайность, так как оставалось пару дней до того, как я должен был получить ID-карту беженца", — говорит 12 июля (видео выложено 13-го) в своем блоге бородатый парень в белой майке. Он сидит внутри машины скорой помощи, на его лице следы ударов.

Его звали Гусейн Бакиханов. 7 мая он принял участие в акции протеста в Баку. Его задержали и дали 15 суток ареста, а после выхода на свободу Бакиханова, по его словам, избили полицейские.

"Они мне открыто говорили, что или ты уедешь из страны, или мы тебя убьем. Или сделаем так, что сам себя убьешь", — рассказывал активист.

Бакиханов воспринял угрозу серьезно; он уехал в Грузию и попросил там политического убежища. 12 июля его избили в Тбилиси, нападавших он сам назвал азербайджанцами, с которыми он познакомился незадолго до этого.

14 июля, на следующий день после публикации видео о своем избиении Бакиханов погиб — выпрыгнул с крыши отеля в центре Тбилиси. МВД Грузии расследует дело по статье "Доведение до самоубийства".

Живущий в Грузии азербайджанский правозащитник Автандил Мамедов не верит в самоубийство Бакиханова: у него были планы на жизнь, он искал в Грузии работу. И в день своей смерти нашел ее — в том самом отеле, с крыши которого он и упал.

Власти Грузии две недели скрывали этот инцидент. О смерти Бакиханова узнали и сообщили такие же политические эмигранты — они начали самостоятельно его искать, когда он перестал выходить на связь.

Это уже третий смертельный инцидент с азербайджанскими активистами за рубежом. 15 января полиция Бельгии нашла в реке тело политического эмигранта Вугара Рза. Он пропал без вести за неделю до этого.

5 мая 2021-го в Стамбуле нашли тело активиста Байрама Мамедова, он утонул в море. Мамедов получил в Азербайджане срок — официально за участие в обороте наркотиков. Неофициально: за граффити "Долой систему" на памятнике Гейдару Алиеву, который во-многом и создал политику современного Азербайджана.

Мамедова помиловали, и он уехал в Турцию, где вскоре и погиб.

"Мы из Интерпола"

В сентябре 2017 года уроженец Азербайджана и гражданин Нидерландов Фикрет Гусейнли приехал из Амстердама в Киев на три дня. Однако он остался на Украине на полгода, за это время он отсидел в СИЗО, стал объектом для слежки, а затем жертвой избиения.

"Все, что произошло, для меня было полным сюрпризом, — рассказывает он Би-би-си, — И если бы я не качал права и за меня не вступились правозащитники, меня бы наверняка похитили и привезли в Баку".

Гусейнли был активным противником действующей власти. Он уехал в Нидерланды девять лет назад и работал журналистом в оппозиционной газете "Азадлыг" ("Свобода" — в переводе с азербайджанского).

Его задержали в киевском аэропорту, когда он хотел вернуться в Амстердам. По словам журналиста, он провел две недели в СИЗО, а суд рассматривал решение о его экстрадиции в Азербайджан, который объявил Гусейнли в розыск через Интерпол. На родине журналиста обвиняли в незаконном пересечении границы в 2008 году, использовании подложных документов и финансовом мошенничестве.

"За меня вступились местные правозащитники, а суд освободил меня по поручительству Бориса Захарова, главы Хельсинской гражданской группы Украины, — рассказывает журналист, — А тем временем прокуратура украла мой паспорт".

Следующие месяцы Фикрет Гусейнли пытался забрать через суд у украинской прокуратуры свой паспорт.

Он говорит, что следить за ним начали сразу после выхода из СИЗО. "Однажды меня сфотографировали на Крещатике и прислали мне фото с неизвестного номера, — рассказывает он, — Может, хотели напугать". Иногда к нему подходили в городе люди (журналист считает, что азербайджанцы), но с ним все время кто-то был рядом — друзья или коллеги.

Гусейнли несколько раз сменил съемную квартиру, но его все равно нашли. Он уверен, что такое нельзя было сделать без помощи украинских спецслужб.

"Я пришел вечером домой, смотрю — следят, и сразу видно, что это не украинцы, а наши", — вспоминает Гусейнли. Как только он поднялся в квартиру, в дверь постучали, и он открыл. Пришедшие сказали, что они из Интерпола и собираются экстрадировать его в Азербайджан.

"Я им сказал, что если вы действительно из Интерпола, должно быть решение суда об экстрадиции", — говорит он. Тогда его попытались увести силой, ударили и выбили зуб. На шум вышли соседи. Увидев их, похитители убежали.

За Фикрета Гусейнли вступились правозащитные организации и ПАСЕ. В апреле 2018 года он смог получить обратно свой паспорт и вернуться в Амстердам.

"Друзья в Киеве сказали, что за мной идет слежка, и меня задержат прямо в аэропорту, чтобы отправить в Баку, — утверждает он, — Поэтому я купил билет на самолет, а сам той же ночью поехал во Львов и уже там пересек границу с Евросоюзом".

Европарламент, который был не против

Правозащитница Лейла Юнус вместе с мужем, известным в Азербайджане историком Арифом, тоже живет в Нидерландах. Она переехала туда в 2015 году сразу после того, как их с мужем освободили из тюрьмы. Они отсидели полтора года по обвинению в экономических преступлениях. Международные организации называли политзаключенными и Лейлу Юнус, и многих других правозащитников и журналистов, арестованных в 2014 году.

По ее словам, азербайджанским властям до 2014 года не было смысла преследовать за границей своих критиков. Тогда правозащитники и журналисты могли работать и внутри страны, а давление на них было не таким сильным.

Лейла Юнус говорит, что проблемы начались в 2013 году, когда Европарламент проголосовал против принятия резолюции о политзаключенных в Азербайджане. Большинство депутатов сочли ее неубедительной.

В Баку поняли, что могут не бояться санкций, говорит Юнус. Тогда же начались аресты, многие представители оппозиции покинули страну и стали критиковать режим из-за границы.

"Многие уехали, кто в Германию, кто в Америку, и он [президент Алиев] думает, что вот они уехали и будут болтать? Я их и там достану, — говорит Лейла Юнус Би-би-си. — Он почистил все в Азербайджане, а теперь он чистит за пределами Азербайджана".

Она затрудняется ответить на вопрос, сколько именно людей власти Азербайджана пытались достать за границей, но уверена, что таких случаев много.

На территории Западной Европы азербайджанских политических эмигрантов несколько раз избивали неизвестные. Только в 2021-м году два блогера, один в Берлине, другой во французском Нанте, стали жертвами избиений.

В ряде случаев критиков Ильхама Алиева преследуют в других странах совершенно легально через официальный запрос полиции. Так, из Турции был депортирован журналист Рауф Миркадыров, который потом провел в азербайджанской тюрьме два года.

Политэмигранта Дашгын Агаларлы дважды задерживали в других странах по запросу Азербайджана. В 2014-м он полгода провел в грузинской тюрьме, бежал в Польшу, в 2020-м его задержали и там. Оба раза его отпускали после вмешательства правозащитников.

Едем на поминки


Один из самых известных журналистов-политэмигрантов — Афган Мухтарлы. Сегодня он живет в Берлине. В 2017 году его похитили в Тбилиси, избили, затолкали в машину с мешком на голове, привезли в Баку и там посадили за незаконное пересечение границы. Из тюрьмы он вышел только в 2020-м.

Похищение Мухтарлы спровоцировало большой скандал в Грузии. До этого случая страна считалась спокойным местом для бежавших из Баку активистов, поэтов и писателей.

Афган Мухтарлы за несколько месяцев до похищения стал замечать, что за ним в Тбилиси следят. "Следившие знали, с кем я встречался, в каких чайханах мы сидели и что заказывали, — вспоминает он. — Я заявлял об этом в полицию, но она ничего не расследовала".

В тот майский вечер 2017 года он возвращался в свой дом в Тбилиси. "Оставалось сто метров, когда мне дорогу перекрыла машина, я подумал, они у меня дорогу хотят спросить, и нагнулся, — вспоминает Афган, — Тогда двое набросились на меня сзади, я начал было сопротивляться, но перестал, когда увидел, что они в спецформе криминальной полиции [Грузии]".

"Мне сковали сзади руки пластиковыми наручниками и ударили несколько раз по голове", — вспоминает Мухтарлы. Потом в дороге журналисту надели на голову мешок и привезли в лес. "Я решил, что раз они забрали у меня телефон и другие вещи, то собираются инсценировать убийство при ограблении, — говорит он. — Тогда я им сказал, что если убиваете — убивайте не ножом, а огнестрелом".

Он надеялся, что в этом случае убийц удастся вычислить — по пулям из табельного оружия. Но в ответ ему на русском языке сказали, что волноваться не о чем. Журналиста пересадили в другую машину.

Еще через полтора часа Афгана пересадили уже в третью машину, и вскоре он услышал, как вокруг заговорили на азербайджанском. Кто-то сказал по телефону: "Муллу привезли, едем на поминки". "Тогда я понял что мы пересекли границу", — говорит он.

Мухтарлы перевезли в Баку и осудили на 6 лет за незаконный переход границы, контрабанду и сопротивление представителю власти с применением насилия. Правозащитники и международные организации осудили этот приговор.

В марте 2020-го года журналиста внезапно отпустили, не дав ни с кем увидеться, немедленно отправили в аэропорт и вывезли из страны.

В 2021 году прокуратура Грузии признала его потерпевшим в деле о похищении.

Икорная дипломатия

Правозащитница Лейла Юнус говорит, что у Азербайджана есть деньги на подкупы и содержание агентов влияния в других странах.

Азербайджан еще в 2012 году оказался в центре скандала после выхода серии публикаций о подкупе европейских депутатов. СМИ утверждали, что государство занимается "икорной дипломатией" и заплатило 2,4 млн евро за то, чтобы Совет Европы не дал ход докладу о политзаключенных в этой стране.

В 2018 году Совет Европы провел свое внутреннее расследование, показавшее, что власти Азербайджана подкупали европейских парламентариев с целью повлиять на решения ПАСЕ, касающиеся прав человека в Азербайджане.

По итогам расследования в 2018 году 14 депутатов были отстранены от своих обязанностей.

"Авторитарные режимы пользуются слабостью Европы, западных государств и организаций", — считает азербайджанский политолог Зохраб Исмаил, живущий в Харькове. По его словам, новые случаи давления на политэмигрантов со стороны таких стран, как Россия и Азербайджан, продолжатся, если Европа не применит к ним такие же серьезные санкции, как те, которые она ввела в отношении Александра Лукашенко.

Антиазербайджанское подполье


Из разговоров, которые велись с ним на допросах в Баку, журналист Афган Мухтарлы сделал вывод, что азербайджанские спецслужбы пытаются представить его как лидера некого подполья. "Они раздули информацию о том, чем мы, уехавшие, занимаемся в Грузии, и наше дело называлось у них "Тбилисская группа азербайджанской оппозиции, — рассказывает он. — И они решили похитить меня и разрушить эту группу".

За несколько дней до его ареста на азербайджанском проправительственном сайте haqqin.az, который связывают со спецслужбами, появился текст известного провластного журналиста Эйнуллы Фаттулаева. Статья называлась "Антиазербайджанское подполье в Тбилиси: явки, деньги, инструкции". В тексте перечислялись имена и род деятельности множества азербайджанцев, уехавших в Грузию, и даже адреса некоторых из них. Автор текста говорит о "ячейках" подполья эмигрантов, сотрудничающих с "враждебными" Freedom House, People in Need, Human Rights Watch.

При этом власти Азербайджана постоянно отрицает наличие политических притеснений в стране. На заседаниях ПАСЕ об этом говорят своим коллегам азербайджанские парламентарии. Об этом не раз говорили чиновники, и сам президент Азербайджана Ильхам Алиев, который настаивал, что его страна защищает права человека.

Весной 2021 года группа азербайджанских журналистов и правозащитников обратилась к властям ЕС с требованием расследовать нападения на политических эмигрантов из Азербайджана. "Европа уже не безопасное место, я тоже чувствую, что Европа для нас превращается в Баку", — говорит Би-би-си журналист Афган Мухтарлы.

Правозащитники и журналисты уверены, что за пределами Азербайджана работают группы людей, цель которых — оказывать прессинг на уехавших из Баку. Лейла Юнус говорит, что, по ее информации, центр противодействия азербайджанской оппозиции находится в Германии. "Именно оттуда они выезжают, избивают и нападают", — говорит Лейла Юнус.

Азербайджанские власти не комментировали гибель трех активистов за границей в 2021 году и нападения на других. Их позиция в отношении политических эмигрантов неизменна: они говорят, что против многих из них выдвинуты конкретные уголовные обвинения — и они не связаны с политикой.