Однако на самом деле кризис гораздо более многогранен и касается не только права на охрану здоровья. Испания демонстрирует пример того, что может произойти, если полагаться только на индекс заболеваемости.

Covid-коррида?

Важный прецедент, ставящий под сомнение пропорциональность некоторых вводимых карантинных мер, появился благодаря недавнему решению Конституционного Суда Испании. Шестью голосами против пяти суд постановил незаконность ограничительных мер в режиме повышенной готовности во время первой вспышки COVID-19. Суд постановил, что решение о применении мер, столь интенсивно ограничивающих основные права, должно было приниматься парламентом, а не правительством, поскольку Конституция предусматривает, что чем строже ограничения, тем выше уровень принятия решений.

Как отмечалось выше, решение Конституционного Суда Испании было принято с перевесом в один голос. Действующее правительство Испании отнеслось этому решению с критикой. Министр обороны Испании считает, что судьи лишены чувства государственной идентичности. Кроме того, вице-председатель Суда призналась, что на нее было оказано давление со стороны известного испанского политика и бывшего вице-премьера с целью принятия проправительственного решения.

В обществе Эстонии также бытует мнение, что критика и оспаривание ограничений, введенных правительством, равносильны отрицанию пандемии. Поэтому наибольшую угрозу основным правам в Эстонии представляет не государственная власть, а те люди, которые не считают, что правительство обязано соблюдать Конституцию в борьбе с пандемией.

Но с появлением коронавируса все те, кто открыто высказывает свое мнение, отличное от большинства, сталкиваются с осуждением и, порой, насмешками в свой адрес, если ставят под сомнение целесообразность ограничительных мер. В нынешней коронавирусной реалии несогласных с мнением большинства прозвали обидным ”ковид-диссиденты”. Нет сомнений в том, что коронавирус представляет серьезную угрозу здравоохранению, но правительство Эстонии не должно поступаться правами человека в борьбе с пандемией. Правительство должно иметь внутренний стержень, чтобы не поддаваться влиянию паникеров, которые, манипулируя только индексом заболеваемости, призывают все закрыть. Вместо этого одним из критериев, оправдывающим более строгие ограничения, может быть пропускная способность медицинской организации.

Консультирующий правительство в период коронавирусного кризиса ученый совет в своих оценках и рекомендациях основывается на индексе заболеваемости. Однако ограничивающие меры, зависящие только от этого показателя, без учета сопутствующего ущерба, а именно ограничения фундаментальных свобод и прав, психоэмоционального состояния населения, а также индивидуальных экономических потерь, являются непропорциональными по отношению к Конституции.

Издание Financial Times опубликовало мнение Юваля Ноя Харари, где он заявил, что при принятии решения о введении локдауна недостаточно знать "сколько людей заболеют COVID-19, если мы не введем карантин?" Мы также должны учитывать: "сколько людей будут испытывать депрессию, если мы введем локдаун? Сколько людей будет страдать от плохого питания? Сколько пропустят школу или потеряют работу? Скольких изобьют или убьют их супруги?"

Именно поэтому перед тем, как ввести любой запрет, правительство должно заранее установить, сколько людей в результате потеряют работу или доход, и у скольких будет пробел в образовании. Чтобы не упустить из виду эти вопросы, социологи, экономисты и правоведы должны быть включены в ученый совет при правительственной комиссии по чрезвычайному положению.