— Евгений, расскажи, как это было, что там происходило в течение всей этой ночи. Я так понимаю, что были задержаны мигранты, которые попали в сегодняшнюю статистику.

— Насколько я понимаю, да. В моём присутствии были задержаны шесть человек. Происходит так, что, насколько я понимаю, их ”засекают” по камерам видеонаблюдения, как они собственно переходят границу. И потом задача патруля состоит в том, чтобы отследить их, определить, в какой точке они пытаются перейти границу по лесу.

Тактика у этих людей разная. Кто-то из них радуется тому, что его задержали, наконец-то он попал в Европу. И тогда эти люди идут прямо по дороге, иногда по лесной дороге или по асфальтовой, и они ждут, что их задержат. Кто-то наоборот пытается прятаться или убегать.

Бывает такая тактика, что они просто лежат в лесу, стараясь не издавать никаких звуков. При появлении пограничников они просто пускаются в бегство. Чаще всего происходит так, что забор преодолевает группа, допустим, в 15 человек или 20. Точно сказать трудно, потому что по камерам не всегда всех отследишь. И потом эта большая группа разбивается на несколько маленьких групп — по четыре, по два человека, и они потом пытаются двигаться дальше.

— Какие они, эти мигранты, каково их эмоциональное состояние, когда они попадают в руки литовских пограничников?

— Я увидел людей совершенно подавленных морально. Я никогда не видел мужчин, которые стоят на коленях в позе зародыша и плачут. Это с непривычки может быть эмоционально тяжело. Но надо понимать, что действительно ситуация стрессовая. Это колоссальный жизненный перелом. Поэтому, в общем, они вызывают сострадание человеческое.

С другой стороны, я обратил внимание на то, что многие из них одеты неплохо. У одного даже была такая шляпка, как мне показалось, от Луи Витона (Louis Vuitton), но может быть и подделка. По словам пограничников, у многих из них имеются неплохие мобильные телефоны — айфоны.

Что касается тех, кто был задержан именно во время сегодняшнего ночного патрулирования, в первой группе было четыре человека, один из них говорил по-английски, и он сразу попросил политическое убежище. Сначала воды, а потом политическое убежище. И все эти люди — это молодые мужчины. Во второй группе было два темнокожих парня. Все они студенческих или средних лет.

По словам пограничников, задержанные рассказывают, например, такую историю: ”Учился в университете в Беларуси. Там повысили налоги, подняли оплату, там учиться дальше невозможно, хотим переехать учиться в Европе”.

Или другая история: ”Учился опять же в Беларуси в университете, но вдруг пришла милиция и выгнала: езжай в Европу”.

С одной стороны, такие версии кажутся не вполне реалистичными, но я бы не стал их полностью сбрасывать со счетов. Потому что, учитывая белорусские реалии, уже ничему не удивляешься. Может быть, их специально сюда выгоняют. Никто этого не знает доподлинно.

Среди историй попадаются и такие, что человек, допустим, из Африки покупает билет на самолет из Ирана или Ирака, и рейс прибывает непосредственно в Беларусь, и это туристический рейс. То есть он покупает как бы туристическую визу в Беларусь. И потом эти люди оказываются нелегалами, перешедшими литовскую границу.

— Как нам известно, после задержания этих нелегальных мигрантов изолирует, делают тест на ковид. Как непосредственно во время задержания обеспечивается соблюдение этих антиковидных мер?

— Им выдаются сразу же маски, и, насколько я понял, эти люди изолируются на 10-дневный карантин.