В какой-то момент казалось, что эра надежных мобильников Nokia будет длиться вечно, но неожиданно смартфоны за несколько месяцев не оставили камня на камне от этой монополии. Именно эту ситуацию я вспоминаю, наблюдая реакцию местных русских журналистов на появление нового канала.

Журналистика во всем мире переживает период бурных изменений. Появляются новые форматы, ранее существующие медиа становятся интегрированными, в нашем глобальном мире СМИ стараются стать трансграничными. Все это повышает требования к самим журналистам. Им надо быть не просто говорящими головами, а интересно пишущими и оригинально мыслящими, взгляд которых на происходящее вокруг интересен и по форме, и по содержанию.

В описанной ситуации несколько самоуверенно считать, что аудитория будет всегда удовлетворена нынешним контентом русских СМИ в Эстонии, и поэтому у нового канала мало шансов. Может нынешние теле- и радиоканалы заполнены прорывным контентом и снискали лавры на международном уровне? Да вроде нет. ETV+ вообще в последнее время в значительной степени перешло на устаревшие российские развлекательные форматы 15-20 летней давности. Фильмы там, за редким исключением, 2011-2017 года.

"Радио 4" за последние 15 лет мало изменилось и продолжает в значительной степени развлекать пенсионеров. Можно ли в описанной ситуации почивать на лаврах и заниматься самолюбованием? Не уверен. Здесь и в дальнейшем не буду разделять между собою телеканалы и радиостанции, все-таки живем в эпоху интегрированного контента.

Может ли что-то интересное предложить новый игрок на русском медиаполе?

Заявленная сейчас цель Duo7 обеспечить зрителям просмотр популярных на данный момент российских фильмов и мирового мейнстрима. Это вполне может привлечь существенную часть местной русской аудитории. Обращаю внимание, что в сентябре обещано транслирование новостей. Никаких сведений о ретрансляции российских ток-шоу и прочего, изрядно надоевшего на ETV+ и устаревшего развлекательного контента в планах нет, и можно предположить, что новый канал будет нацелен на нечто более содержательное.

И тут следует вспомнить о том, что учредитель нового канала также владеет радио KUKU, являющегося образцом серьезной эстонской журналистики, работающего под девизом ”радио для мыслящих людей”. Трудно представить, что эти компетенции не будут задействованы новым каналом — а значит возможен какой-то новый, непривычный в хорошем смысле для русскоязычной аудитории контент.

Ekaterina Taklaja

Например, аналог уже существующей на радио KUKU политической сатире и скетч-шоу ”Libauudised”. Кроме этого, наверняка будут пытаться организовать в считанные часы (как это делают многие эстонские СМИ) аналитические передачи на злобу дня, и в достаточном количестве будет присутствовать содержательная аналитика. В любом случае, гарантирована мобильность нового канала, умение реагировать на изменение настроений аудитории, готовность к экспериментам.

В отличие от госструктур, частники всегда нацелены на результат, они не могут вдруг развести руками и сказать, что результата нет, деньги потрачены впустую, и они оказались несостоятельны. Я эту тему затронул не зря. Последние 2-3 года в русском сегменте частные СМИ остались в меньшинстве, структуры ERR доминируют сверх меры. Может это и есть причина излишней самоуспокоенности их журналистов?

Государственная поддержка и деятельность СМИ

Государственная поддержка имеет много плюсов, позволяет не зависеть от прихоти рекламодателей и прочих превратностей капитализма, но одновременно она делает журналистов зависимыми не от качества их работы, а решений, принимаемых на общегосударственном уровне, которые в один день иногда меняют ситуацию.

Например, сейчас правительство ищет варианты для экономии бюджета. Ежегодно ERR обходится госбюджету в 43 миллиона евро. При этом в подвешенном состоянии находится решение о выделении из госбюджета 22 млн. евро для строительства нового здания ERR на улице Пронкси. Кто гарантирует, что от этих затрат не откажутся? Что произойдет, если этой структуры завтра не станет? Да скорее всего ничего. Частный капитал с удовольствием займет нишу ERR, в сегментах, где он востребован. Одновременно у союзов частных медиа есть конкретные претензии по поводу мешающего их деятельности развлекательного контента ERR. Возможна ситуация, когда политики захотят заработать на приватизации национального вещания и превратить нынешний ERR из поглотителя налогов в источник дохода для бюджета. Я как налогоплательщик ничего против этого не имею.

Как выглядит позитивный сценарий появления нового канала по моей версии

Посмотрите, как выглядит состав номинантов местных журналистских премий в последние годы. Две трети, а то и три четверти представляют ERR, и это явный перебор. Высокомерная самоуспокоенность их представителей — следствие описанной ситуации. Иногда есть ощущение, что немало журналистов стали клерками, которые бояться лишь претензий руководства, при этом недостаточно качественный контент делать никто не боится. Во всем мире журналистика стала трансграничной, даже у наших южных соседей пытаются делать контент, который по форме и содержанию был бы интересен всем соседям, от Финляндии до Польши. В Литве и Латвии много фрилансеров, которые время от времени сотрудничают со всеми — от ”Deutsche Welle” и ВВС до российских и польских СМИ. Наблюдая наших соседей ощущаешь движение и дух эксперимента. Если частные структуры своим более активным участием в русском сегменте местных СМИ добьются аналогичного эффекта, то это может уже в будущем стать великолепным позитивным следствием появления нового канала.

Редакция может не разделять мнение автора.