В НИУ "Высшая школа экономики" меняется ректор. Руководивший вузом с момента его создания Ярослав Кузьминов сообщил о своем уходе. Сам он уверяет, что хочет заняться наукой и не желает "стареть в должности ректора". Его знакомые говорят, что причина отставки — усталость от компромиссов с властью и страх за свою репутацию. Уход руководителя ВШЭ — это рядовая замена ректора в крупном вузе или символ триумфа идеологии над эффективностью?

Ректор лучшего вуза страны

"Вышка", которую Кузьминов бессменно возглавлял с 1992 года, сегодня заслуженно считается одним из лучших вузов России. Ее бывший уже ректор не лукавит, когда пишет, что собирал, "наверное, каждого второго из самых умных, самых сильных, самых амбициозных абитуриентов России". Ему удалось создать в России новый университет мирового уровня, при том, что изначально он задумывался просто как школа по повышению квалификации при переходе к рыночной капиталистической экономике.

ВШЭ платила высокие для вузовского образования зарплаты и эффективно отбирала лучшие кадры преподавателей, в том числе приглашая зарубежных специалистов мирового уровня. С этим не могут поспорить даже недоброжелатели вуза, которые рвались уничтожить это "гнездо либералов".

Проект формата Путина


ВШЭ часто называли "заповедником либерализма". В реальности этот либерализм изначально был очень системным. Студенческие свободы компенсировались отсутствием с момента создания вуза академической автономии. Еще когда других ректоров выбирали, Кузьминова в 1992 году назначал тогдашний и.о. премьера Егор Гайдар.

Не вполне свободной была и конкуренции с другими вузами. Любимая игрушка властей получала эксклюзивное финансирование, выбивала для себя, и не только в Москве, лучшие здания. В отличие от других университетов, ВШЭ никогда не подчинялась министерству образования и могла сама планировать свою образовательную деятельность. Подчинение напрямую правительству давало Кузьминову свободу маневра, недоступную большинству российских ректоров.

Впрочем, можно было использовать все эти эксклюзивные возможности и для гигантсткого распила. Но Кузьминов, надо отдать ему должное, направил ресурсы на создания вуза мирового уровня. В итоге, когда к власти пришел Владимир Путин с его любовью к госкорпорациям и "локомотивам роста", в образовании подобие такой корпорации уже существовало. Неудивительно, что при Путине ВШЭ стала разрастаться еще быстрее, открывая все новые факультеты.

Финансирование или свобода?


Позднее настроение властей сменилось на консервативное, либералов оттесняли на вторые роли, и Кузьминову пришлось идти на компромиссы для сохранения достигнутого. Вначале для подтверждения лояльности ему достаточно было избраться в Мосгордуму. Затем из вуза выдавили слишком вольнодумных преподавателей, запретили публичные дискуссии на политические темы. Ударом по репутации ректора ВШЭ стали московские протесты, а также дела студента Егора Жукова и журнала Doxa. Каждый раз компромиссы объяснялись необходимостью спасения вуза.

Теперь Кузьминов, похоже, решил спасать уже свою репутацию. Он уходит за три года до истечения контракта, но за год до того, как ему исполнится 65 лет — это предельный, по уставу ВШЭ, возраст для ректора. Впрочем, без компромиссов не обошлось и тут. За несколько дней до отставки Кузьминов вместе с президентом ВШЭ, председателем РСПП Александром Шохиным стал членом совета директором холдинга АФК "Система". Остается он и в "вышке" — только уже научным руководителем.

Оставив пост ректора сейчас, Ярослав Кузьминов даже успеет выдвинуться в Госдуму. Один из кураторов выборов — председатель наблюдательного совета ВШЭ, первый замглавы глава президентской администрации Сергей Кириенко. Кузьминову, в теории, не помешает депутатская неприкосновенность. Он нажил себе немало недоброжелателей за годы руководства ВШЭ, и еще больше людей во власти рады были бы использовать атаку на него как инструмент воздействие на его жену, председателя Центробанка Эльвиру Набиуллину.

Конец эпохи свободного образования


Уход Кузьминова подводит черту под целой эпохой постсоветского образования в России, когда его пытались строить по западному образцу. Заканчивается и эпоха "системных либералов".

Это подтверждает общий курс властей на сворачивание образовательных и академических свобод. Принят закон, по сути запрещающий просветительскую деятельность, не санкционированную Минобрнауки. То есть как раз такую, какую и вела все эти годы "вышка". Параллельно все больше именно образовательных НКО, вроде американского Бард-колледжа или Оксфордского российского фонда, объявляются нежелательными в России организациями.

Конечно, отставка Кузьминова, вряд ли приведет к закрытию Высшей школы экономики. Она по-прежнему нужна властям для подготовки квалифицированных кадров. Но превращение этого привилегированного вуза в подобие советской Высшей партийной школы — хуже закрытия. Страна сделала круг, в вузы вернулась идеология, ради ухода от которой и создавали, по словам Кузьминова, ВШЭ. И неважно, что это путинизм, а не коммунизм — ни с одним из них академическая свобода несовместима.

Автор: Иван Преображенский — кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW.