Накануне женевской встречи с президентом Джо Байденом российский диктатор Владимир Путин буквально неистовствовал. Российский суд объявил оппозиционные организации Алексея Навального, и без того подвергавшиеся жестоким гонениям, экстремистскими. Считается, что киберпреступники, атаковавшие жизненно важную инфраструктуру США — энергоснабжение и поставки продовольствия, — работают из России. А за неделю до однодневного саммита двух лидеров газета Washington Post сообщила, что Россия планирует продать Ирану передовую спутниковую систему.

По любой из этих причин Байден мог отменить встречу, которой вообще не должно было быть. Теперь, когда всё миновало, я ещё больше озадачен тем, почему она произошла.

Я, разумеется, могу ответить за Путина. Диктаторам нравятся мероприятия, которые ставят их в один ряд с демократическими лидерами, а встреча один на один с президентом Соединённых Штатов — этот самая желанная награда. Крупную победу Путин одержал уже в момент объявления о том, что саммит состоится, тем более что предложил его провести Байден сам. Для Путина это была не просто встреча глав правительств — для него это оказалось буквально наивысшей точкой, вершиной мира.