Хотя темой обсуждения был бюджет будущего года, а в то же время в помещениях горуправы проходил обыск Криминальной полиции (на самом деле, в помещениях Таллиннского департамента окружающей среды и коммунального хозяйства, расположенного по другому адресу — ред.), вопросов хватило минут на 15. Иными словами, по сути потребность в этом выступлении сложно обосновать. Но с приближением выборов два внедрителя официального языка общения из Таллиннской мэрии снова набрали пункты.

Под эгидой так называемого информирования населения снова набирает обороты политика существования двух параллельных обществ. Все должны помнить, как Михаил Кылварт попрекал президента Эстонской Республики за то, что она не обращается к жителям Эстонии на русском языке. Предлог был очевидно смехотворным — будто бы таким образом можно было смягчить кризис, вызванный Covid-19.

12 января 2021 мэр дошел до того, что якобы интеграция населения Эстонии — это какая-то не имеющая ценности деятельность: людям ”навязывают, как жить, как учиться, какое телевидение смотреть и как праздники отмечать”. (Дельфи 12.01).

После телефонного разговора с городским чиновником у меня укрепилось убеждение, что спустя 30 лет после окончания оккупации в мэрии по-прежнему отсутствует понимание правовой ситуации в Эстонии. А именно, я пытался выяснить, дублируются ли речи на пресс-конференции на эстонский язык, ведь иначе как я, как гражданин, для которого русский язык не родной, мог бы понять лекцию мэра и дальнейшие разъяснения.

Городской специалист по коммуникации великодушно ”разъяснил” мне, что такие же пресс-конференции проходят и на эстонском языке! И говорящему по-эстонски гражданину, который мог оказаться на этом мероприятии, тогда скажут, что он попал ”в неправильное место” и пусть идет туда, где ему место (т.е. эстоноязычное).

Вопрос о ”переводе” тоже как-то повис в воздухе. Понимание мэрии о ”двух общинах” и попытки навечно удержать параллельные миры выглядят прочно укоренившимися. Помимо практического вопроса о том, что указанные пресс-конференции не идентичны, наверное, сложно додуматься, что речь идет о правовой проблеме.

Суть в неоспоримости принципа того, что применение общественно-языкового ущемления со стороны чиновников на официальных и публичных мероприятиях противоречит нашей конституции. Иными словами, свободная возможность участия и на государственном языке должна быть обеспечена всех гражданам.

Редакция может не разделять мнение автора.