Доступность и качество пакета социальных услуг, включая образование, социальное обеспечение и медицинское обслуживание, это индикатор благополучия любой страны. Почему? Потому что именно эти жизненно важные для каждого гражданина услуги в большой степени зависят от государства, которое является их основным поставщиком наряду с частными организациями. Давайте посмотрим, как выглядит Эстония в мировых рейтингах оценок уровня медицинского обслуживания и эффективности государственной системы здравоохранения.

Так, эксперты NUMBEO (глобальной базы данных) оценили общее качество систем здравоохранения, оснащенность больниц оборудованием, профессиональный уровень врачей и прочего медицинского персонала, а также стоимость обслуживания в клиниках. В рейтинге 2020 г. по интегрированному показателю ”уровень медицины” Эстония получила 72,52 балла и заняла 21 место из 93. Неплохо, но и не так хорошо, как хотелось бы, потому что следом за Эстонией в рейтинге стоят Шри-Ланка и Мексика. А наша соседка Финляндия занимает 10 место.

Агентство Bloomberg оценило эффективность систем здравоохранения по таким параметрам, как средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении, государственные затраты на здравоохранение в виде процента от ВВП на душу населения, стоимость медицинских услуг в пересчете на душу населения. По этому показателю Эстония заняла 32 место.

Однако при оценке расходов на здравоохранение выясняется любопытная вещь. Так, по данным Всемирной организации здравоохранения, в 2019 г. Эстония заняла в рейтинге 92 место из 189, т.к. на здравоохранение было израсходовано лишь 6,4% ВВП страны. Однако рядом с Эстонией в списке стоит страна с высокими медицинскими технологиями — Израиль, расходы на здравоохранение в которой составляют 7,4% от ВВП. А Афганистан тратит на здоровье своих граждан более 10% ВВП, сохраняя при этом архаичную систему здравоохранения. Значит, доступность и качество медицинских услуг зависят не только от объёма выделяемых на них денежных средств, но и от эффективности их расходования.

При этом по готовности к эпидемиям и пандемии в 2019 г. Эстония заняла 29 место в рейтинге ВОЗ. Проверку на прочность Эстонии, как и всем странам, пришлось пройти в 2020 г. Пандемия коронавируса, конечно, всё изменила. Прежде всего, увеличились прямые траты на здравоохранение. В бюджете Эстонии на 2021 г. расходы на здравоохранение запланированы в размере 1,792 млрд евро, это почти 16% расходной части госбюджета. Из дополнительного бюджета выделено ещё 150 млн евро на борьбу с ковидом.

Но проблема с обузданием коронавирусом только обострила актуальность вопроса доступности плановой и экстренной медицинской помощи, не связанной с вирусными заболеваниями.

Ещё до эпохи ковида попасть на приём к семейному врачу было проблемой, связанной с многодневным ожиданием своей очереди. А получить направление к узкому специалисту было ещё сложнее, поскольку семейный врач фактически самостоятельно или совместно с коллегами центра семейных врачей распоряжается страховым бюджетом пациента и не особо заинтересован перенаправлять часть денег другим специалистам.

Кроме того, нормативная численность больных, прикреплённых к одному семейному врачу, очень сильно варьирует по регионам: где-то это 1000 пациентов, а где-то и более 2000. Справиться с таким количеством потенциальных пациентов сможет только робот-врач с искусственным интеллектом. Поэтому часто семейные врачи самостоятельно ограничивают списки, не всегда публикуя данные о наличии в них вакансий для новых пациентов.

Вот и получается, что проще бывает вызвать скорую помощь, чтобы получить совет и лечение в связи с ушибом пальца на руке, чем ждать приёма у семейного врача, а потом у хирурга. Но совестливые люди предпочитают дожидаться помощи в очередях. В результате маленькие проблемы со здоровьем превращаются в большие, и человек попадает не в поликлинику к врачу, а на больничную койку. В больницах всё достаточно хорошо — оборудование, питание, лечение. Но при этом расходы на такого пациента резко возрастают, потому что за время ожидания приёма у семейного доктора местное воспаление превращается в перитонит, требующий хирургического вмешательства. А лёгкое недомогание оборачивается риском для жизни.

В эстонской провинции дела ещё тяжелее: там очереди к семейным врачам короче, но и семейных врачей всё меньше, потому что в деревнях живут пожилые люди, дорабатывающие свой стаж. Молодёжь предпочитает столицы. Массовый уход семейных врачей на пенсию может вовсе парализовать местную систему здравоохранения в целом ряде волостей.

Но есть проблемы и под боком у Таллинна. Взять, например, Маарду, в городском собрании которого я как депутат оппозиции представляю интересы граждан. Получить качественные медицинские услуги в нашем городе крайне трудно. После проведения конкурса Больничной кассы, жители Маарду лишились целого спектра медицинских услуг и теперь почти с любой болячкой вынуждены ездить в Таллинн. При этом обещанного центристами Маарду бесплатного транспорта до Таллинна нет, поэтому транспортные расходы в бюджете медпомощи жители оплачивают из своего кармана. Да и спектр услуг, что предоставляют в поликлинике Маарду, оставляют желать лучшего, хотя владелец медицинского бизнеса и коалиционный депутат в горсобрании по совместительству, исправно голосует за решения центристского большинства и получает для своего бизнеса субсидии из городского бюджета.

Что делать, чтобы улучшить систему здравоохранения в Эстонии? Думаю, прежде всего, нужно усилить конкуренцию на рынке медицинских услуг и уравнять частные и муниципальные медицинские учреждения в правах на оказание помощи пациентам. Больничная касса должна перечислять деньги не клиникам, а пациентам, которые должны получить право обращения за медицинской помощью к любому врачу вне зависимости от статуса учреждения. Здесь главное — репутация врача и стоимость услуги.

Вызывает вопросы и монопольное положение Больничной кассы в системе здравоохранения. А в связи с этим появляется много вопросов к огромным зарплатам руководителей этой организации. Так, зарплата председателя Совета Больничной кассы Райна Лаане составляет 7800 евро, а по результатам работы в 2019 г. он получил премию в размере 23400 евро. Члены правления с зарплатой от 6000 евро и больше также получили премии от 18000 до 20000 евро.

А вот в Израиле, например, действуют 4 больничные кассы. Конкуренция между ними за страховые деньги пациентов гарантирует снижение цены на медицинские услуги. Дополнительные деньги для Больничной кассы можно получить, если дать возможность покупать страховку всем, кто не платит социальный налог.

Идей много. Но, к сожалению, мало народных избранников как в Рийгикогу, так и в местных самоуправлениях, готовых их обсуждать. Рынок медицинских услуг в Эстонии, а особенно в Таллинне, фактически находится под контролем Центристской партии. Пускать чужих сюда партия не хочет. То, что от этого страдают простые граждане, оплачивающие своим здоровьем партийные амбиции, центристских функционеров особо не волнует. Одна надежда, что предстоящие осенью выборы в местные органы власти приведут к переменам на политическом поле Эстонии и подготовят страну к реформам.

Редакция может не разделять мнение автора.

Все актуальные новости от RusDelfi можно прочитать в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.