Как сообщает портал tut.by, это произошло, когда показания в качестве свидетеля по делу давал его отец.

"Отец! После свидания ко мне пришел ГУБОП. Пообещал, что если я не признаю вину, у меня будет пресс-хата, уголовные дела против родных и соседей. Пресс-хата у меня была — 51 день. Так что ты готовься," — сказал Латыпов, обращаясь к отцу, перед тем, как нанести себе повреждения.

Под "пресс-хатой" понимается создание невыносимых условий другими заключенными. Отец Латыпова позже заявил, что его сына c 11 апреля содержали в штрафном изоляторе вместе с людьми "с психическими особенностями", сообщает правозащитный центр "Весна".

Клетку, в которой находился Латыпов, смогли открыть не сразу, потому что у конвоиров не было ключей, сообщает "Наша нива". Когда дверь открыли, Латыпов был уже без сознания.

Политзаключенного вынесли из зала суда на носилках в сопровождении милиции и увезли.

Белорусская милиция пока сообщает лишь, что Латыпов — в больнице.

"Сегодня в зале суда сотрудники милиции оказали первую медицинскую помощь подсудимому 41-летнему мужчине, который причинил себе телесные повреждения. Сейчас он госпитализирован", — сказала российскому информационному агентству Sputnik официальный представитель ГУВД Минска Наталья Ганусевич.

Дело Латыпова

Степана Латыпова задержали в собственном дворе 15 сентября прошлого года. Он вышел с соседями защитить граффити с "диджеями перемен" — нанесенный на стену трансформаторной будки рисунок-плакат с изображением двух молодых людей, включивших в предвыборную пору песню Цоя "Мы ждем перемен" на организованном властями массовом мероприятии. Сами диджеи были приговорены к административному аресту и затем покинули Беларусь.

Двор, в котором задержали Латыпова, в Минске называют "Площадью перемен". 20 ноября 2020 года в нем был избит людьми в штатском активист Роман Бондаренко, который впоследствии скончался.
После задержания Латыпова силовики взломали дверь в его квартире, провели обыск.

Государственные СМИ после этого рассказывали, что Латыпов намеревался отравить милиционеров ядами — в его квартире якобы нашли химические вещества.

Но в обвинительное заключение, зачитанное в суде, это не вошло.

Помощник прокурора Советского района Минска Владимир Рябов на заседании во вторник читал обвинение в течение часа: следствие утверждает, что Латыпов незаконно завладел 123 тысячами белорусских рублей, не выполнив работы заказчиков по химической обработке земель и уничтожении борщевика.

По профессии Латыпов — арборист, имел свое малое предприятие и занимался лечением деревьев в том числе в резиденции президента и у вип-персон. Он также промышленный альпинист пятого разряда, прошел в свое время сертификацию в Британии, имеет сертификат IRATA.

В суде во вторник Степану Латыпову также вменялось в вину участие в беспорядках, призывы к массовым действиям, создание телеграм-каналов и чатов, нанесение рисунков на фасады зданий, финансирование протестных мероприятий, сопротивление милиции — всего по трем статьям уголовного кодекса Беларуси.

В зал суда, как отмечает Белорусская служба Радио Свобода, Латыпов был доставлен с синяком под правым глазом, забинтованным запястьем правой руки, поврежденным левым ухом, пластырем на пальце правой руки. Адвокат, видевшая его в пятницу, сказала радиостанции, что таких повреждений в тот день у него не было.

На первом заседании, прошедшем до обеда во вторник, потерпевшими выступали милиционеры, утверждавшие, что при задержании Латыпов нанес одному из них удар ногой в лицо.

"Поглядите на меня. У вас был такой характерный отек на лице, как у меня?" — спросил Латыпов милиционера. "Нет," — ответил тот. "Тогда у меня больше нет вопросов", — сказал Латыпов.