Бывшие сотрудники УВД по Западному административному округу Москвы, задержавшие специального корреспондента "Медузы" (признана в России организацией, выполняющей функции иностранного агента), попали под суд по обвинению в превышении должностных полномочий и фальсификации доказательств в отношении Голунова, а также незаконном обороте наркотиков в крупном размере.

Самое строгое наказание обвинение запросило предполагаемому организатору задержания Голунова Игорю Ляховцу — 16 лет колонии. Его подчиненным Максиму Уметбаеву, Роману Феофанову и Акбару Сергалиеву прокурор просил дать 12 лет, признавшему вину в подбрасывании наркотиков Денису Коновалову — семь лет.

В итоге суд дал Ляховцу 12 лет колонии, Уметбаеву, Сергалиеву и Феофанову — восемь, Коновалову — пять. Коновалов, в отличие от других подсудимых, сотрудничал со следствием. Всех отправляют в колонию общего режима.

Приговор оглашен кратко — только вводная и резолютивная часть, так как в деле содержится государственная тайна.

Суд также удовлетворил гражданский иск Голунова к полицейским. Каждый из пяти экс-полицейских должен заплатить журналисту по 1 млн рублей.

Ляховец встретил приговор так же, как провел предыдущие открытые заседания — улыбаясь и переглядываясь с женой. Ей эмоции сдержать было сложнее — она, когда услышала срок наказания и денежные санкции, повернулась и удивленно посмотрела на родственников других обвиняемых.

После оглашения приговора Голунов сказал, что удовлетворен решением суда. Он поблагодарил всех, кто следил за расследованием и выходил на акции в его поддержку. "Надеюсь, что скоро будет и вторая фаза, и мы узнаем имя заказчика", — сказал журналист. На вопрос, может ли он назвать это имя сейчас, Голунов ответил, что сделать это должны компетентные органы — в тот момент, когда смогут сделать.

"Сейчас на скамье подсудимых были исполнители и организатор. Надеюсь, что мы скоро узнаем ответ на вопрос, кто заказчик", — добавил его адвокат Сергей Бадамшин.

Единственный признавшийся

Коновалов — единственный, кто сотрудничал со следствием и рассказал, как по поручению начальства подкидывал наркотики журналисту. Коновалова, который во время процесса находился под домашним арестом, взяли под стражу в зале суда, пока судья Сергей Груздев дочитывал приговор. Двое сотрудников полиции надели на него наручники и проводили в стеклянную клетку.

После оглашения приговора адвокат Коновалова Алексей Губкин сказал Би-би-си, что пока не знает, захочет ли его клиент обжаловать решение. По словам защитника, экс-полицейский был готов к тому, что получит срок в несколько лет: "Поскольку прокурор просил больше, мы ожидали и более строгого наказания".

"Он действительно совершил то, что он совершил. Поскольку он честный офицер, это [признательные показания] было его раскаяние", — объяснил адвокат причины, по которым Коновалов спустя несколько месяцев после задержания Голунова признал вину и начал сотрудничать со следствием.

"На тот момент [Голунов] был предполагаемый распространитель наркотиков, сведения о котором объективно были только у Ляховца и у его руководства. Он поручал одному одно, другому другое… Он понимал, что делает, а по остальным — большой вопрос, знали ли они, что делают, материалы дела однозначного ответа не дают", — считает Губкин.

Дело Голунова

Спецкор "Медузы" был задержан в центре Москвы 6 июня 2019 года. Поводом якобы стало подозрение в покушении на сбыт наркотиков — они были обнаружены в его рюкзаке и при обыске в квартире.

Журналист себя виновным не признавал и заявлял, что запрещенные вещества ему подкинули полицейские. Когда спустя почти 15 часов после задержания Голунова к утру следующего дня адвокату наконец удалось к нему попасть, он рассказал, что все это время ему не давали есть и спать, отказывали в праве на звонок и били.

Задержание Голунова дало старт масштабной протестной кампании. На ее фоне спустя несколько дней МВД прекратило уголовное преследование журналиста.

Пятерых полицейских, причастных к его задержанию, в итоге уволили и обвинили в том, что они фальсифицировали доказательства, подбросив Голунову наркотики. Спецкор "Медузы" стал потерпевшим по этому делу.

Почти все обвиняемые отрицают вину — кроме оперативника Коновалова, который на стадии следствия рассказал, как наркотики оказались в рюкзаке и в квартире Голунова, и единственный из всех был отправлен из-под стражи под домашний арест.

Как появились улики против журналиста
Инициатором преследования Голунова, по версии следствия, был экс-начальник одного из отделений отдела по борьбе с наркотиками УВД по Западному административному округу (ЗАО) Москвы Ляховец.

Как следует из материалов дела, полицейский пошел на это ради продвижения по службе.

Последовательность событий, в результате которых он и четверо его подчиненных оказались на скамье подсудимых, выглядит так. В марте 2019 года Ляховец побывал в одном из следственных изоляторов и поговорил с неким своим знакомым — старшим оперуполномоченным СИЗО.

"Пользуясь заинтересованностью последнего в повышении показателей работы, Ляховец предоставил заведомо ложную информацию о распространении в ночных клубах "Микс" и "Магадан" наркотических средств лицом по имени "Иван", которым в действительности являлся Голунов", — говорится в обвинительном заключении.

В разговоре Ляховец якобы сообщил знакомому сотруднику СИЗО номер телефона "Ивана" — в действительности это были контактные данные Голунова. После этой беседы оперативник изолятора оформил полученные сведения в качестве инициативного сообщения о преступлении. В таком виде они уже официально попали в УВД ЗАО, где Ляховец на основании этого сигнала начал проверку, говорится в материалах дела.

В рамках этой проверки полицейские запросили у "Яндекс.Такси" сведения о передвижениях владельца телефонного номера и таким образом установили адрес съемной квартиры журналиста. В начале июня за ней установили слежку, но ничего подозрительного не увидели.

6 июня Ляховец дал указание своим подчиненным Коновалову, Феофанову, Сергалиеву и Уметбаеву задержать журналиста и подложить наркотики в его личные вещи и жилище.

Во время задержания недалеко от Цветного бульвара Коновалов положил в рюкзак журналиста свертки с наркотическим веществом, имеющим в своем составе N-метилэфедрон. Он же, как следует из материалов следствия, спустя несколько часов во время обыска в квартире журналиста воспользовался моментом, когда никто его не видел, и положил небольшой пакет с кокаином и электронные весы на шкаф в комнате.

Трое коллег Коновалова, согласно версии следствия, в тот же день избивали Голунова, добиваясь сговорчивости журналиста. Уметбаев ударил его в лицо. Это, по словам журналиста, произошло после того, как в ответ на требование пойти "откатать пальчики" он ответил, что ждет адвоката, а без защитника оперативникам придется тащить его на руках.

Феофанов и Сергалиев применяли силу к спецкору, когда привезли его на медосвидетельствование в Московский научно-практический центр наркологии. По дороге задержанный журналист "Медузы" пытался позвать на помощь и просил встречавшихся по дороге людей позвонить его близким.

По словам Голунова, он понимал, что в наркологическом центре он находится в большей безопасности, чем в УВД, поэтому попытался остаться внутри и продолжил требовать адвоката. Тогда полицейские Феофанов и Сергалиев взяли его за руки и за ноги и поволокли вниз по ступеням.

Один из свидетелей на процессе — медсестра МНПЦ наркологии Татьяна Евдокимова — вспоминала во время допроса в суде, как вышла из кабинета на крики и шум и увидела, что оперативники "спускали по лестнице испытуемого".

Голунов бился о ступени спиной и головой и в какой-то момент, по его словам, потерял сознание. В себя он пришел уже на улице, когда лежал на асфальте перед входом в здание центра.

"Говорил — без адвоката не буду выходить. Я им сказала: аккуратнее, не разбейте ему голову… [Они] ответили, что у него под головой рюкзак", — рассказала в суде сотрудница центра наркологии.

Закрытые заседания

Свою версию событий полицейские изложили в закрытых судебных заседаниях. Из-за того, что в материалах дела находились данные об оперативно-розыскных мероприятиях и служебные сведения, журналистов не допустили на слушания, на которых суд допрашивал обвиняемых.

Бывший начальник отделения из УВД Ляховец на одном из первых открытых заседаний назвал обвинения в свой адрес "полетом фантазии". Во время допроса Голунова он пытался уточнить у журналиста: "Ваша просьба позвонить адвокату была вызвана желанием сообщить о своем задержании или намерением уничтожить наркотики?"

Попытки Голунова звать на помощь Ляховец охарактеризовал как "провокацию сотрудников на противоправные действия".

По данным телеграм-канала Baza, в своих показаниях экс-полицейский продолжал настаивать, что Голунов причастен к хранению наркотиков, а дело против журналиста прекратили только из-за общественной кампании. "Голунов, воспользовавшись общественным резонансом и антипатией общества к сотрудникам правоохранительных органов, оговорил меня и моих коллег с целью избежать привлечения его к уголовной ответственности по особо тяжкой статье. По моему мнению, Голунова реабилитировали ввиду недопущения планировавшихся акций массовых протестов накануне празднования Дня России и ежегодной прямой линии с президентом", — якобы утверждал Ляховец.