Добро пожаловать в Лондон — столицу цензуры демократического мира, где вы должны следить за каждым своим шагом и держать язык за зубами, если ситуация складывается в вашу пользу.

Каждому, кто пишет или говорит здесь о плутократической власти, нужно быть с вами предельно честным. Нам вполне можно говорить всё, что мы хотим, например, о Борисе Джонсоне или Доминике Раабе. В конце концов, они всего лишь премьер-министр и министр иностранных дел, то есть никто, если сравнивать их с по-настоящему крутыми парнями. Каким бы плохим мы ни называли их стиль управления, они нам ничего не сделают.

Но как только речь заходит о невероятно богатых людях, всё становится по-другому. Чаще всего нам настоятельно не рекомендуют открывать рот. И это не просто старая цитата из Фицджеральда о том, что ”богатые отличаются от нас с вами”. Наша убогая правовая система устроена так, что богатеям пользоваться ею куда легче, чем нам с вами. Прежде чем вы прочитаете изложенную ниже историю, вам следует знать, что здесь, в Observer, мы задаёмся вопросом, как много мы можем рассказать о судебных делах российских миллиардеров против Кэтрин Белтон. Немножко? Всё? Совсем ничего? Даже здесь, в Англии, мы можем сказать, что критики высоко оценили её книгу ”Люди Путина: Как КГБ вернул себе Россию и начал завоёвывать Запад”. The Guardian назвал её ”революционной”. New York Times похвалила Белтон за ”элегантное” повествование.