"Оскорбление, острое как ожог"


5 мая 2021 года депутаты Госдумы от "Единой России" Елена Ямпольская и Александр Жуков, а также сенатор Алексей Пушков внесли на рассмотрение поправки в закон "Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов". Закон был принят к пятидесятилетнему юбилею Победы в 1995 году и в дальнейшем многократно дополнялся.

Законодатели предлагают запретить в публичных выступлениях "отождествлять цели, решения и действия руководства СССР, командования и военнослужащих СССР с целями, решениями и действиями руководства нацистской Германии (…), отрицание решающей роли советского народа в разгроме нацистской Германии и гуманитарной миссии Союза ССР при освобождении стран Европы".

В пояснительной записке авторы подчеркивают, что "в последнее время в средствах массовой информации, в том числе, к сожалению, российских, регулярно публикуются и передаются в эфир бездоказательные обобщающие уничижительные высказывания, отождествляющие цели, решения и действия во время Великой Отечественной войны руководства (…) СССР с целями, решениями и действиями руководства (…) нацистской Германии".

Целью поправок они обозначают "поставить законодательный заслон явным оскорблениям в адрес наших дедов и прадедов, омерзительным спекуляциям на нашей Победе, не дать заработать политического капитала на охаивании наших предков, сохранив при этом пространство для исторических изысканий, научных дискуссий".

Елена Ямпольская поблагодарила Владимира Путина, "который услышал и в целом поддержал высказанную мною на совете по культуре и искусству идею".

"Одобрение президента было для меня сколь важным, столь и понятным", — написала депутат.

Она призналась, что для нее "последней каплей" послужили книги популярного американского блогера, переведенные и выпущенные в России, где были утверждения о том, что "на долю поляков выпало немало бедствий: изнасилования и убийства, сначала нацистами, потом советскими солдатами". "Я испытала чувство оскорбления, острое, как ожог!" — уверяет Ямпольская.

Она не называет конкретные книги, но "Коммерсант" пришел к выводу, что речь идет о работе специалиста по саморазвитию Марка Мэнсона "Тонкое искусство пофигизма". Полностью цитата звучит так: "В 1950-е гг. польский психолог Казимир Дабровский изучал людей, переживших Вторую мировую войну: как они справились со своей травмой. На долю поляков выпало немало бедствий: люди пережили или видели массовый голод, сильные бомбежки, холокост, пытки военнопленных, изнасилования и/или убийства близких (сначала нацистами, затем через несколько лет советскими солдатами)".

"Государство не остается в стороне"


Военный историк Владимир Кикнадзе, член-корреспондент РАРАН (Российская академия ракетных и артиллерийских наук), член научного совета Российского военно-исторического общества (РВИО) считает, что основной причиной появления законопроекта стала резолюция Европарламента "О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы", принятая в сентябре 2020 года. Ее создатели, напоминая о том, что преступления нацизма были осуждены Нюрнбергским трибуналом, призывают к моральной оценке и правовому расследованию преступлений сталинизма и других диктаторских режимов, отмечая, что в ряде стран Европейского союза коммунистическая идеология запрещена так же, как и нацистская.

Эту резолюцию резко осудили в России — МИД и лично президент Владимир Путин.

"Нас уже носом тыкали в постановление 1989 года, мол что вы занимаетесь фальсификациями! Вот руководство СССР все признало! Российскому обществу было рекомендовано дословно смириться с его трагическим прошлым и, безусловно, российское общество делать это не собирается, потому что наше прошлое не трагическое!" — возмущается в разговоре с Би-би-си Кикнадзе.

Он имеет в виду постановление Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года, которым осуждался договор о ненападении, заключенный СССР и Германией в августе 1939 года (более известный как "пакт Молотова-Риббентропа").

Кикнадзе принимал участие в разработке законопроекта, в мае 2020 года внесенного депутатом Госдумы Алексеем Журавлевым, который предлагает отменить это постановление. Этот законопроект Госдума пока не рассматривала.

Помимо внешних факторов, Кикнадзе приводит в пример публикации на сайте "Эха Москвы" Игоря Чубайса, Николая Сванидзе и академика РАН Юрия Пивоварова. В них, по мнению Кикнадзе, указывается ответственность СССР и отождествляется роль Советского Союза и Германии в ВОВ.

На вопрос, почему нельзя решать смысловые вопросы в поле исторической дискуссии, Кикнадзе отвечает: "Конечно, историки этим занимаются, но это же не значит, что государство должно оставаться в стороне. Пивоваров пусть публикует свои статьи в рецензируемом научном издании — и тогда его статья пройдет соответствующую экспертную оценку, будут указаны направления доработки. Научная дискуссия — пожалуйста, но не там, где неподготовленная аудитория готова поглощать все, что ей скажут".

Кикнадзе говорит, что российский народ поддержал поправки в Конституцию, в том числе и поправку о защите памяти Победы, а следовательно "российское государство должно принимать меры". По его словам, речь идет не только о запретительных мерах. Он упоминает сказанное Путиным в послании Федеральному собранию — коррекция учебников истории, выделение денег на обновление библиотек, перезапуск патриотического общества "Знание".

Сам академик Пивоваров писал: "Немного зная ситуацию в современной российской социогуманитарной науке, могу сказать: быть сегодня верным "исторической правде" — это соответствовать очередному указанию из Кремля и по поручению оттуда менять позицию. Диалектика! Главное: угадывать, что от тебя хотят услышать. Назвать 1930-е годы "сталинской модернизацией" — значит, хранить верность "исторической правде", а эпохой тотального террора (например) — попасть в фальсификаторы".

"Присвоить себе Победу"


На кафедре истории России XX-XXI вв. исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова комментировать поправки не готовы. Старший преподаватель и кандидат исторических наук, в чью область научных интересов входит и изучение Второй мировой войны, Александр Вершинин говорит, что ему пока сложно сформулировать мнение: "Это все-таки политика, а не история".

О том, что такие поправки — вопрос политический, говорит и Алексей Исаев, военный историк и кандидат исторических наук, автор множества книг по истории ВОВ, в том числе и бестселлера "Антисуворов", разбирающего работы писателя Виктора Суворова (Резуна). В девяностых годах Резун получил широкую известность в области ревизионизма (коренного пересмотра сложившихся в какой-либо области исторических концепций) именно событий времен Великой Отечественной войны.

"Я даже не представляю, как эти поправки будут работать, — говорит Исаев. — Что является "отрицанием", что нет — как определить? Зачем принимается этот закон и кто его целевая аудитория — тоже неясно".

Ведущий научный сотрудник Юго-Западного государственного университета и военный историк Валерий Замулин говорит: "Ну ведь это не вопрос исторической дискуссии, да и к исторической науке [он] отношения не имеет. О чем тут спорить, о том, что СССР и советский народ разгромили нацизм? Так это очевидный факт. Все остальное к историкам отношения не имеет, это политика".

Он отдельно подчеркивает: "Если кто-то забыл, армия какого государства разгромила нацисткую Германию и освободила Восточную Европу, то пусть вспомнят, чей флаг был водружен над Рейхстагом в мае 1945 года".

Профессор Шеффилдского университета Евгений Добренко, один из наиболее авторитетных исследователей сталинского периода, возглавляющий кафедру славянских исследований, сказал Би-би-си, что к законопроекту нужно подходить не с точки зрения "проблем историков с исследованиями".

"Это очевидные вещи, — рассуждает профессор. — Гораздо интереснее взглянуть на тактику режима по созданию того, что называется "полезное прошлое". Переработка истории всегда имеет две функции — мобилизационную и легитимирующую. Первой тут, конечно, нет — потому что этот режим к Победе не имеет никакого отношения. При Брежневе, когда была похожая риторика, руководители прошли войну и руководили поколением, той войной сформированным".

"А вот легитимизирующая цель очевидна — у этого режима отсутствует история. Вроде бы он родился из ненавистных девяностых, но с этим периодом себя идентифицировать не хочет. Буквально "некуда прислониться" — революция это разрушение государства, со сталинской эпохой — ну кто в здравом уме захочет ассоциироваться со сталинскими репрессиями? Оттепель — тоже не то, "застой" — ну как-то неловко, что остается? Только присвоить себе Победу", — говорит Добренко.

Профессор считает, что имеет место попытка "криминализировать то, что не поддается криминализации". "Как можно сравнивать и отождествлять цели? Как это оценивать? Они довольно аккуратны в формулировках, надо сказать, речь идет именно о целях, а не о том, что нельзя сравнивать сталинизм и нацизм", — говорит Добренко.

Елена Ямпольская говорит, что поправки предполагают не уголовную, а административную ответственность. Уголовную ответственность предполагает статья 354.1 УК РФ о реабилитации нацизма. Генеральная прокуратура отмечала, что за три года число преступлений по этой статье выросло в два с половиной раза — если в 2018 году их было 16, то в 2020 году — уже сорок.

Одним из последних таких дел в 2021 году стало признание жителя города Амурска виновным в реабилитации нацизма. За "размещение в соцсети информации, которая отрицала факты, установленные приговором Международного военного трибунала", а также за то, что "распространил ложные сведения о деятельности СССР в годы Второй мировой войны", 56-летнего мужчину приговорили к 1 году и 2 месяцам колонии строгого режима.