"Есть критические группы, которым действительно объективно стало хуже — например, медики, которые работают с Covid-19 в широком смысле этого слова — от лабораторий до реанимаций. Им действительно плохо и тяжело, они устали, им все надоело. В какой-то мере так себя чувствуют и родители, дети которых учатся в младших классах. Но я не сказал бы, что всем стало хуже. Да и причины для этого нет, потому что люди очень адаптивны, способны приспосабливаться", — отметил Аустерс.

Профессор отметил, что многое зависит от того, как задан вопрос. "Конечно, если спрашивают — хуже ли тебе теперь, чем полтора года назад — все ответят "ну да, сейчас ограничения, да, хуже!". Но это не корректный метод. Многие думают — и говорят — что, когда все откроют, начнется настоящая жизнь. Хотя в исследованиях, посвященных вопросам о счастье, говорится, что у людей есть две "точки счастья": одна когда-то, когда они были счастливы, и вторая когда-то, когда они будут счастливы. Причем мы обычно преувеличиваем — и в положительную, и в отрицательную сторону", — сказал в разговоре с Ir Аустерс.

"Люди думают, что после пандемии станут более счастливыми, но наука показывает, что так не будет. Это иллюзия фокусирования", — подчеркнул профессор.

Аустерс поясняет, что одной из причин такого мышления является практика "обычных людей" думать, что все в их жизни прогнозируемо если не на все 100%, то близко к этому. "Если я вечером иду спать, то утром определенно проснусь. Но иногда и не просыпаются — правда, сами об этом не узнают. Нам кажется, что жизнь достаточно понятна. А если это не так, то мы выдумываем истории, объясняющие такие случаи", — говорит исследователь, подчеркивая, что профессиональные ученые, наоборот, привыкли жить в состоянии неопределенности, так как любые знания не являются непреложными и могут измениться.

"Нужно понимать, что у природы нет целей, и вирусу все равно, что ты про него думаешь. Потому что вирус не думает вовсе", — указал ученый.